Вы здесь:  / Свами Б.Ч. Бхарати 2015 / «Самый древний и самый молодой Бог»
Шримад Бхагаватам 11. Глава 19 «Цель познания». Стихи 1-19. также: Самый древний и самый молодой Бог

«Самый древний и самый молодой Бог»

Длительность и содержание аудио и видео могут немного отличаться.

https://www.youtube.com/watch?v=tHHzjc5eKMQ

Самый древний и самый молодой Бог

Часть призвана служить целому

Слушатель: …праздник души.

Б. Ч. Бхарати Свами: Опять скрипела земная ось?

Слушатель: Что-что?

Б. Ч. Бхарати Свами: А как-то надо, что обычно, тут поют или можно сразу?

Слушатель: Можем сразу начинать.

Б. Ч. Бхарати Свами: Может, вопросы какие-то есть?

Слушатель: У меня такой вопрос: вот везде указано в «Бхагавад-гите» и вообще в ведической литературе, что мы слуги Господа. Для меня значение слуга – что-то унизительное. Может, в ведическом какое-то другое значение cюда вкладывается? Потому что у меня с Господом другие отношения. Я себя считаю частью Господа, то есть маленьким богом. Это так или нет, но я так воспринимаю себя. И когда мне говорят: судьба и я должна служить Богу, у меня другие, может быть, отношения. Но это мои ощущения. Я не ощущаю себя, что я должна, тогда зачем мне тогда, зачем, смысл? Понятен вопрос?

Б. Ч. Бхарати Свами: Понятен. Нет-нет, никто не собирается Вас переубеждать. Если у Вас такое самоощущение или мироощущение, что Вы, не будучи частью Целого, при этом являетесь не Его служителем, а Его равным партнером или в перспективе даже господином, то никто не собирается Вас переубеждать. Это мироощущение, имеющее право на существование.

Слушатель: Нет, я знаю, но почему ведичекое именно вот так преподносит, что это слуга?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну, потому что часть всегда призвана служить целому. Такова природа. То есть, если существует некий организм, а организм — это совокупность органов. То есть каждый орган несет свою нагрузку, несет какую-то смысловую нагрузку, и каждый орган призван служить общему делу целого организма. Такова позиция ведических мудрецов. Они считают, что часть всегда находится в подчиненном положении к Целому. Иными словами, Целое более самодостаточное. А если мы говорим о всеобщем Целом, то Оно совершенно самодостаточно, тогда как часть всегда в подчиненном положении. Поэтому…

Слушатель: Когда меня называют слугой, то мне сразу хочется преклонить голову.

Б. Ч. Бхарати Свами: Это правильно .

Слушатель: Это так, действительно ?

Б. Ч Бхарати Свами: Да, это правильно. Если мы встречаем, что-то выдающееся, что-то великое, это не обязательно сила, ум (как раз перед этими нам не хочется преклонить голову). А если мы встречаем некую милосердную фигуру, которая, несмотря на страдания, которые ей причиняют, тем не менее испытывает сострадание, милость, добросердечность, перед такой фигурой мы волей-неволей хотим преклонить голову. То есть дело в том, что голова вообще как символ разума… Голову можно рассматривать как физиологическое явление, а можно рассматривать как некую надстройку над организмом. Собственно, все остальные части тела служат голове, потому что в голове сосредоточены почти все органы чувств, все служит голове. Без чего-то голова может существовать, а вот без головы уже ничего не может существовать. Нет, конечно, какой-нибудь врач сейчас скажет: без этого нельзя, без этого. Мы говорим в целом, как субъект, голова как субъект. И в мироздании существует также некий субъект: некая глава. И эту главу мы называем Бог или Господь Бог, и признаем за Ним право быть над нами.

Это наше добровольное признание. Никто, конечно, нас не вынуждает. Но есть, например, вероучения, которые убеждают нас где-то разумом, а где-то и силой (физической грубой слой), что перед Богом нужно преклониться. И они говорят, что Бог велик, что Он все создал, Он много знает, Он присутствует везде, Он знает будущее, Он знает прошлое,ты у него вообще как на ладони. И это в этих религиях, в этих вероучениях является основанием, чтобы мы преклонили перед Ним головы. Для бунтарей, к коим я отношу всякого Вайшнава (подлинного Вайшнава, который переворачивает устои, не меняя сути, меняет форму), для бунтарей это не является основанием для того, чтобы преклониться перед Ним.

А Его обособленность, Его непривязанность ни к чему, Его плевательское отношение к заветам, к законам, которые Он же сам и устанавливает для прочих — вот это вызывает восхищение. А за восхищением, конечно, опускается голова. Как я говорил, что голова — это некая надстройка, некая суть. Личность — это голова, а все остальные — подсобные части. И голова очень тяжелая. Она всегда хочет к чему-то преклониться. Наша природа вообще — голова хочет склониться перед чем-то. И свобода выбора перед человеком, перед живым существом, заключается только в одном — преклониться перед Богом: перед Его величием, Он Аллах Акбар (то есть Он великий, поэтому давайте ему пять раз в день кланяться или сколько-то там), или потому, что Он вообще на все плюет, Ему вообще ни до кого нет дела, или потому, что Он поэт. А, как известно, душа имеет женский пол. Все мы метафизически имеем женскую природу. Независимо от того, какие формы мы приняли в нынешнем воплощении, все мы по природе своей шакти, то есть женщины. А женщины, как известно, неравнодушны к поэтам, причем к гонимым поэтам. И вот Кришна. Если мы говорим о Господе Боге, то Кришна как раз самая лучшая кандидатура для этого. Он поэт, то есть у Него невероятно большие поэтические дарования. Более того, Он сам стихи не пишет, а Он такой, как бы сейчас сказали, эксгибиционист. То есть, Он явит себя, и у всех просто развязывается язык, и они пишут ну совершенно гениальные стихи, а если уж и прозу, то эта проза даст фору любому стихотворению. При этом Он гоним всеми, потому что за то, что Он сделал, конечно, Он достоин всяческого порицания.

Слушатель: Кто сделал?

Б. Ч. Бхарати Свами: Кришна.

Слушатель: Что Он сделал?

Б. Ч. Бхарати Свами: Если Вы прочитаете Его биографию, Его, так сказать, путь становления как личности, потом вехи Его политической карьеры, Его, так сказать, любовные предпочтения, ну и вообще Его, так сказать, похождения, то, конечно, Он достоин всякого порицания. Но при этом только перед Ним хочется склонить голову.

Слушатель: Можно я скажу?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну конечно, да-да. Последнее слово за Вами

Слушатель: Например, мне хочется склоняться, как Вы сказали, не потому что Он самый красивый и самый богатый, а потому что это Абсолютно Чистая Любовь. И когда ты просишь: «Научи меня так же любить все, как Ты любишь». Вот что реально. Вот милосердие — эта Любовь, Абсолют. Вот из-за этого.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну и хорошо. Ну и Господь с Вами.

Слушатель: Прокомментируете?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет. Тут что комментировать.

Слушатель: Спасибо.

#10:00

Изворотливый Кришна.

Б. Ч. Бхарати Свами: Какие-то еще, может, сомнения? Может, пожелания? Кто-то, может, хочет пошатнуть нашу веру, мимолетно брошенной фразой? Кришна еще неиссякаем на выдумки, на проделки всевозможные. Вот пока мы здесь сидим благодушно и рассуждаем о перспективах собственного бытия, Он готовит каждому из нас персональный конец света: ужасный, полный штанов. При этом совершенно не мучается укорами.

Слушатель: А совесть Его не мучает?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, совершенно. Дело в том, что Он сам есть совесть. Совесть — это что-то внутри нас, некий внутренний, сердцевинный императив, нечто заставляющее нас хотя бы краснеть, я уж не говорю, поступать по совести, а хотя бы краснеть за свои поступки. То есть это самое сердце. А Кришна — сердце всех сердец. То есть Он сердцевина всех сердцевин. Он есть, если хотите, Суперсовесть. Поэтому как Его может… У Него нет совести, потому что Он Сам совесть. А себя Он мучить не решается. Кроме того, Он настолько изворотлив, что даже если Ему выставить в вину какой-либо из поступков, Он обязательно найдет, что ответить. Найдет причину, почему Он так поступает. Он говорит: «Я в облике бегущего табло временного отбираю у вас все. Даже когда вы находитесь в процессе накопления, у вас уже этого нет. Я это у вас отбираю».

Слушатель: Он вначале дает и Он же отбирает?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да, да-да. Дело в том, что Он дает нам вечное. А мы все отталкиваем и хотим: дай нам временное. Он говорит: «Я могу сделать так, что вы не прервете своего существования, то есть вы будете осознавать себя ежемгновенно и до скончания, нет, даже не до скончания, а всегда». Мы говорим: «Нет, лучше сто тридцать шесть лет. Этого достаточно». Это как во сне, знаете, нам кажется, что мы нашли чемодан с чем-то, чемодан с деньгами и где-то там, в под-подсне мы понимаем, что все-таки это иллюзия, и мы не хотим просыпаться, потому что бывает, вот мы проснемся, а миллиона евро нет. Потому что все мы во сне миллионеры, а как просыпаемся, нет миллиона.

Ну вот, мы не хотим просыпаться. Мы с этими достижениями: с этими медальками, званиями, побрякушками всевозможными, железочками, добрым именем мы все живем и хотим накапливать. Мы понимаем, что это все песок. Он рассыпется, высыпется из рук, но мы все не хотим просыпаться. Вот в этом беда-то наша. И это, кстати, относится и к мироощущению, что я где-то на равных с Ним, где-то я если не бог, то полубог. Как говорил Остап Бендер: «Если не бог, то полубог, что одно и то же». Это одна из иллюзий. Потому что Бог Он всегда Бог, Он не может быть сегодня Бог, завтра не Бог. Он всегда всемогущ, Он всегда всеведущий, Он всегда вездесущий, вечно живущий, в общем, Он всегда. Если у вас хоть когда-то появляется ощущение или когда-то было ощущение, что вы все-таки не бог, значит, вы и не бог. Это было правильное ощущение. Потому что Господь не страдает такой забывчивостью. Он никогда не забывает, что Он Господь Бог. Ну что, какие-то еще, может, сомнения есть?

#15:40

Война с иллюзией

Слушатель: Можно вопрос? Вот я слышу, что вайшнавская традиция предлагает выйти на войну с иллюзией. И в то же время я слышу, что иллюзия — это энергия Бога. Как быть тогда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Прежде всего, иллюзия… Нужно разделять: иллюзия как понятие, то есть как энергия Бога, то есть то, что не дает нам видеть субъекта, а заставляет нас видеть одни объекты. На самом деле существует только Субъект и я как объект. Если вдруг на каком-то этапе времени я думаю, что я субъект, а вокруг меня объекты, — вот это и есть иллюзия. Но это иллюзия… Как я сказал, нужно разделять иллюзию на две части: первая — как понятие, заблуждение и вторая — иллюзия как формы иллюзии. То есть я нахожусь в иллюзии как состоянии, а вот я вижу зеленых человечков или там этих зеленых крокодильчиков — это уже конкретные формы иллюзии.

Вот выйти на бой с… Да, и вот они порождены мною, они порождены моим состоянием, я в этом состоянии вижу вещи не так, как они есть, то есть я вижу окружающий мир как поле моей деятельности. То есть мир, который мне подчиняется. Будь у меня сильнее воля, я бы его весь себе подчинил. Но я исправляюсь: я могу натренировать свою силу воли или силу разума, силу мышц, и я могу этот мир себе подчинить или на ринге, или в политической борьбе, или в интеллектуальной борьбе. То есть я его подчиняю. Так вот, эти формы есть моя персональная иллюзия. С ней надо бороться, нужно развеять в себе эти иллюзии. А с иллюзией как с силой, вводящей нас в заблуждение, никто не призывает сражаться. Мы просто просим, чтобы, находясь в иллюзии, мы никогда не забывали о Тебе, Господь. То есть чтобы я ни видел, пусть мне это всегда напоминает о Тебе. С этим мы ни в коем случае не боремся, а наоборот, приглашаем это состояние.

Слушатель: Махарадж, а мы всегда находимся в иллюзии или есть какие-то моменты, когда иллюзия не действует?

Б. Ч. Бхарати Свами: В «техническом словаре» есть такое понятие, как это называется, состояние Брахмана, да? Или как? Как оно еще называется? Брахмаджьоти, да? Это когда душа, собственно, перестает существовать, то есть засыпает глубочайшим сном. Она ничего не видит, в том числе и иллюзию. Это единственное состояние, когда мы находимся не в иллюзии. Во всех прочих состояниях мы либо видим себя богом, либо видим Господа в какой-то из его форм. А поскольку Господь амбивалентен, то есть у Него очень много форм, нельзя сказать какая у Него самая главная форма. Поэтому всегда можно сказать… То есть когда кто-то говорит: «Я познал Бога, в том смысле, что я Его увидел, я точно знаю, как Он выглядит, как Он ходит, что Он говорит», в это же мгновение это существо сразу же попадает в иллюзию. Потому что он пытается поставить Всевышнего в какие-то рамки, заключить Его в какие-то формы. Это есть иллюзия.

Так вот, в какие бы формы мы Его ни заключали, это всегда иллюзия. То есть Господа в Его подлинном образе видеть нельзя. Но если Он захочет, то Он дозволит нам видеть Себя. Но как только мы скажем себе или кому-то: «Я Его увидел», это уже будет ложью. А так мы всегда находимся в иллюзии. Мы всегда говорим, что жизнь духовного мира — это сказка, то есть, это не правда, но и не ложь. Сказка — это такое символическое произведение. В этом смысле духовный мир здесь и сейчас. То есть можно в нем жить, прямо не поднимаясь с дивана, как Илья Ильич Обломов. Он находился в сказке в своей, да? То есть там есть элементы истины, есть элементы выдумки, и все это вместе делает то, к чему стремится наша душа. Все мы хотим быть Обломовыми. Не случайно Ольга Ильинская в конце романа говорит, что все-таки она его любит, потому что он сохранил свою детскую душу: кристальную детскую душу. Когда у нас душа будет кристальная и детская, тогда мы сможем жить в духовном мире — в сказке.

# 22:16

Как сохранить тяготение к центру?

Слушатель: Вот иллюзия нас постоянно уводит от Центра, к которому стремимся, о котором мы помним. Что нужно делать, чтобы практику свою оставлять более чистой, чтобы не отходить от этого Центра?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нужно признать верховенство закона всемирного тяготения и второе — сдаться этому закону. То есть более мощные тела притягивают… Даже не мощные, а более инертные, сейчас сказали бы, массивные тела притягивают менее массивные или менее инертные, то есть те тела, которые не имеют центра притяжения, которые вольны. Вот они, попав в орбиту какого-то массивного тела, начинают кружиться вокруг этого массивного тела. И чем меньше у них вес, чем меньше у них масса, тем больше шансов и тем скорее они ухнутся туда, в эту игру, в эту лилу Бхагавана. Пожалуй, тут больше нечего… Никакие практики… Как известно, сердечная мышца не тренируется, ее нельзя натренировать. То есть нас с подлинным Господом Богом могут связывать только отношения безропотной преданности, при которой происходит качественный скачок, такой квантовый скачок. То есть когда еще один, последний квант энергии освобождается, происходит такой квантовый скачок, такой мгновенный. И безропотная преданность превращается в безоглядную любовь или даже в беззаветную любовь. То есть любовь, в которой не действуют никакие правила, никакой стыд, никакие оглядки. Это то, чего жаждет наше сердце. Но, естественно, путь к этому лежит через безропотную преданность, фундаментом которой является служение. Безоговорочное служение. А что Вы спросили, я забыл?

Слушатель: Как держаться?

Б. Ч. Бхарати Свами: Это сдаться закону всеобщего тяготения. Принять, что самое притягивающее, самое массивное тело является самым красивым телом. Если в физическом мире это самое тяжелое тело. Самым тяжелым, как известно, является черная дыра. Она имеет минимальные физические размеры, но максимальную массу. Она имеет массу Галактики. Поэтому все-все-все вокруг нее вращается, в конце концов все в нее ухается без оглядки. Безоглядная преданность черной дыре свойственна всем небесным объектам. Это в физическом поле. А вот в поле, которому мы с вами принадлежим, мы частицы духа, Брахмана, в этом поле тоже есть такая черная дыра, которая называется Кришна. Кришна, кстати, переводится как черный, то есть черная дыра.

Черный — это самый жадный цвет: он ничего не отдает, он только забирает, все поглощает. Все цвета в той или иной степени щедры и жадны. Все мы разноцветные. Кто-то розовый, кто-то голубой. Все берут и отдают, берут и отдают. Кришна ничего не отдает, Он только берет. А Его контрпарт, то есть Его Партнерша по играм, Она имеет золотой цвет. Вот золотой только отдает и ничего не берет. То есть Она олицетворяет собой служение. И мы с вами где-то бултыхаемся между Ними. Мы все пытаемся немножечко почернеть бы, загореть, посмуглеть, вдруг нам что-то перепадет от Ее служения. Вообще все служение, которое существует в бытии, отдается Ею Ему. Но мы хотим это перехватить. Мы где-то на полпути встаем, чтобы нам что-то перепало. Это подло. Потому что это все равно что сидеть на почте и тырить из посылок айфоны. Но этим мы все и занимаемся.

То есть Господь настолько массивен, настолько привлекателен, что Он поглощает все, что Ему суждено быть самым красивым, самым могучим, самым знающим, самым умным и так далее. У Него шесть основных качеств, в общем Он самый-самый. А кто же обеспечивает Его этим самым-самым? Она. Она есть еще Богиня Удачи или Госпожа Удача, как в той самой песне. Она та самая Госпожа Удача. Она все Ему отдает. Именно Она делает Его самым богатым, самым красивым. Ну что такое красивый, да? Красивый — это всегда в чьих-то глазах. И вот именно в Ее любящих глазах Он является самым красивым. Он самый-самый-самый, потому что Она делает Его таким. И тут мы пытаемся отсвечивать, чтоб и нам перепало, чтоб и мы были немножечко красивыми, умными.

Мы, как у Пушкина: «Мы все глядим в Наполеоны». Да? Как там дальше? В общем, «Мы все глядим в Наполеоны», то есть мы хотим то, что Ею отдано Ему, себе присвоить. Это порочно. И жизнь преданного заключается в том, что мы отдаляемся от Него, то есть мы уходим на другой конец их взаимоотношений. Мы максимально приближаемся к Ней, чтобы вместе с Нею, то есть быть в Ее орбите и так же Ему служить. Чтобы не только для Нее, для Партнерши в играх, для Шримати Радхарани, Он был самым-самым-самым, но и для других тоже. И в этом и заключается санкиртана. Что мы пытаемся других убедить в том, что Он самый-самый-самый. И когда мы кого-то в этом убеждаем, то Ей от этого хорошо. И мы приближаемся к Ней. Мы входим как бы в Ее клан, в Ее группу агентов.

У Нее есть очень верная, может быть, не так многочисленная (никто статистики не проводил), но очень эффективная группа влияния. Они постоянно нисходят в этот мир иллюзии. То есть они приходят в этот мир сновидений, где все себя «снят» Наполеонами, и в этих сновидения вдруг проявляется что-то реальное. И говорят нам, что вы спите, пора пробудиться, спящие души, доколе вы будете спать на коленях ведьмы майи. Проснитесь и воспевайте Имя Сына Матушки Яшоды. Как там поется? Ну что-то в этом роде. Какие-то еще, может быть, сомнения есть?

#31:26

Как понять бесконечность вселенной

Слушатель: У меня такой вопрос есть: как понять бесконечность вселенной? Если она бесконечная, то как это представить человеческому разуму?

Б. Ч. Бхарати Свами: А не надо представлять.

Слушатель: Если нет, то [неразборчиво]

Б. Ч. Бхарати Свами: Дело в том, что разум не инструмент представления. Это ум. Нужно различать эти вещи. А ум оперирует предметами опыта. Он оперирует звуком, оперирует образом, цветом, точнее, теплом, запахом и так далее. Это ум. А все, что выпадает, то есть все, что является антитезой, — это предмет для разума, предмет опыта или предмет наблюдения разума. То есть парадокс в том, что разум не способен представлять.

Ум способен, а разум оперирует тем, что осталось после ума. Так вот, бесконечность как раз принадлежит категории разума. Ум заполняет зримую вселенную. Можно сказать, что зримая вселенная заполняет этот наш ум. А то, что она не способна заполнить, остается для разума. А это бесконечность. То есть от обратного. Другими словами, если мы хотим соприкоснуться с бесконечностью, мы должны всю жизнь говорить: «Это не бесконечность, это не бесконечность. Все, что я вижу, слышу, обоняю, пробую на вкус, прикасаюсь, все не есть бесконечность».

Слушатель: То есть есть потребность ее пощупать, потрогать, один в одном.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну я не знаю. Есть потребность пощупать бесконечность? Наверное, для пытливого искателя истины такая потребность есть.

Слушатель: Это есть бесконечность или есть конец вселенной?

Б. Ч. Бхарати Свами: Вселенная конечна, конечно же.

Слушатель: Чем она кончается?

Б. Ч. Бхарати Свами: Если вселенная как предмет нашего опыта, она кончается с нашим опытом. То есть мы как субъект опыта уничтожаем вселенную, когда впадаем в предсмертную агонию: когда мы ничего не ощущаем, ничего не помним. На этом кончается вселенная.

Слушатель: Она кончается только для нас, получается? Она существует вне нас, правильно же?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, вне нас вселенная не существует. Вселенная — это персональная вещь, это персональное пространство. Вселенная не объективна, она у каждого своя. И тот факт, что все присутствующие, я думаю, что все присутствующие здесь наблюдают один и тот же столб, не означает, что у всех одинаковая вселенная. Просто их вселенные в какой-то момент выстраиваются в некий парад. Получается некий такой парад вселенных, где с разных точек зрения этих субъектов виден один и тот же предмет. Дальше они разлетаются.

Если кто-то сейчас выйдет, для него этот столб перестанет существовать. Ну ладно, может, это звучит неубедительно. Давайте тогда разберем что такое вселенная. Начнем с классиков. Что такое материя? Классики материализма говорят, что материя есть все. За пределами материи нет ничего. Вот этот Дух, Бог, там что еще, Божье провидение — все это ерунда полная. Это выдумали отцы церкви для того, чтобы подчинить себе народ. Ну логично. Реальна только материя. Что такое материя? Материя —  это то, что дано нам в подчинение. Я сейчас беру за скобки слово «дано», потому что это вообще тема отдельной лекции. Почему именно «то, что дано нам» и кем «дано нам в ощущения»? Ладно, это отдельная тема. Материя —  это то, что дано нам в ощущении. Иными словами, материя — читай вселенная. Это то, что мы с вами ощущаем, правильно? Или я в чем-то ошибаюсь?

#36:47

Человек — мера всех вещей

Слушатель: [неразборчиво] сказал, что вселенная существует вне нас. Независимо от того, существуем мы или нет, она существует, что-то большее, просто мы не можем пощупать, проверить. Вечно или не вечно. Она существует независимо от нас.

Б. Ч. Бхарати Свами: У Вас тогда вообще, так сказать, революционная идея. Потому что классически материя — это то, что дано нам в ощущении. То, что нам не дано в ощущении, — это не является материей.

Слушатель: Ну мы, может, просто не всю материю изучили? Пока у нас нет знаний относительно других видов материи. Но они существуют независимо от того, изучили мы их или нет, знаем мы их или нет.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да. Но поскольку мы их не изучили, их еще нет. Правильно?

Слушатель: А мне кажется, что они есть, просто я о них не знаю.

Б. Ч. Бхарати Свами: А почему Вам так кажется?

Слушатель: Не знаю, мне кажется, что мы разные.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет-нет, это не ответ в философском споре: «Ну, не знаю, мне так кажется».

Слушатель: Мой личный мир не так совершенен, как совершенен мир вокруг меня.

Б. Ч. Бхарати Свами : Нет, это не философский ответ. И тогда мы уже должны будем от философского спора перейти к каким-то там религиозным. Довод: «Ну, не знаю почему, ну, наверное, мне так кажется», он же не принимается.

Слушатель: Окружающий мир существовал независимо от того, изучили его, знали о нем что-то, предполагали или нет, но он был. А потом нам доказали, что он есть. Но он же существовал независимо от того, знали об этом наши предки или не знали.

Б. Ч. Бхарати Свами: Должен Вас разочаровать: бозон Хиггса одновременно существует и не существует. Есть такое понятие, как Кот Шредингера. Поэтому Бозон Хиггса как условно первичная частица материи одновременно существует и не существует. А когда же он существует? А когда мы откроем и видим его. То есть он существует только в нашем зрении. А когда она не существует, эта частица? А когда мы не открываем ящик. То есть покуда мы не включили вот этот осциллограф и не завели вот этот адронный коллайдер, бозона Хиггса нет. Только мы его включили… Кстати, он может быть, а может и не быть, в зависимости от, такой парадокс, от настроения лаборантки. Такая вот прозаическая вещь: в зависимости от того, хорошее настроение у лаборантки в это утро или плохое, бозон Хиггса существует или не существует.

Слушатель: Вы считаете, что человек — это такое мерило, которое определяет, что существует, а что не существует?

Б. Ч. Бхарати Свами: Конечно. Человек — мера всех вещей.

Слушатель: Странно. В философии человек — это часть всех вещей.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну, не человек, конечно, а наблюдатель.

Слушатель: Он наблюдает, но многого он же может не знать. И пока неизвестно, а оно существует.

Б. Ч. Бхарати Свами: А откуда Вы знаете?

Слушатель: Я не знаю.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну вот. Поэтому мы спускаемся с небес на землю. Мы говорим: «Материя —  это то, что дано нам в ощущении. Все остальное — не материя. Теперь, а что нам дано в ощущении? Нам в ощущении даны такие вещи, как цвет, запах, тепло и так далее. То есть, материя состоит из цвета, запаха, звука, тепла и так далее. То есть вселенная — это исключительно субъективная штука. Вселенная — это запах, цвет, это зеленое, синее, красное. Это все вселенная. А где эти качества существуют? Где существует, например, понятие «громко»? Вот понятие «громко» или «тихо» — это объективная вещь? То есть эти вещи, «громко» и «тихо», существуют вне меня?

Слушатель: Нет. Это, конечно, субъективно.

Б. Ч. Бхарати Свами: Это только я. Это только я меряю. Абсолютно верно. Вот полет комара — громкая вещь или нет? Если в два часа ночи он где-то у вас над ухом, то это громко. А если где-то у соседа, это совершенно тихая вещь. То есть…

Слушатель: Поэтому надо говорить: «Я считаю, что это громко».

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну, «я считаю» — это значит, «я» как наблюдатель. То есть, такие вещи, как «громко», «тихо», «ярко»…

Слушатель: «Красиво», «некрасиво».

Б. Ч. Бхарати Свами: «Красиво», «некрасиво» — это очень сложно и при этом очень просто. Мы сейчас за рамки это убираем. Более понятное для нас это синее, зеленое, красное, горячее, холодное, ну такое прозаическое. Такая прозаическая вещь. Это то, что не просто составляет вселенную, а что и является вселенной. Вселенная, оказывается, это громко и тихо, ярко и тускло, резко и бледно. Вот что такое вселенная. А где эти вещи существуют? Где существует громко? Только в моей голове. То есть вселенная где существует? Правильно, в моей голове. И у каждого своя голова, и у каждого своя вселенная.

Слушатель: А Бог, получается, тоже у каждого свой?

Б. Ч. Бхарати Свами: Абсолютно верно, Бог у каждого свой. Но это не есть Бог. То есть нужно различать понятия Бог с большой буквы и бог с маленькой буквы. Что такое Бог? Если давать определение, это совокупность всего. Совокупность всего есть Бог. То есть если существую я и существуют мои желания, что очевидно… Мы должны, собственно, от этого отталкиваться, потому что, скорее всего, это то, что Кант говорил: «идея чистого разума». Я существую, и у меня есть желания. А они существуют независимо ни от чего. Я и мои желания или мои порывы, какая то воля, виль. Да? Они существуют независимо от меня. Все остальное под вопросом. Так вот, существую я, существует моя воля — вот уже появляется множество. Оказывается, множество тоже существует вне меня. Есть я, и есть что-то — это уже составляет множество. Так вот, множество всего есть Бог. То есть совокупность всего есть Бог. Мы даем такое определение. Мы потом можем, если хотите, углубиться. И мы обязательно придем к тому, что Бог непременно смуглый, на вид тринадцатилетний мальчуган с флейтой. Мы это выведем из чисто философского рассуждения.

Слушатель: Ну как это он смуглый?

Слушатель: А почему тринадцатилетний?

Б. Ч. Бхарати Свами: Я вам объясняю, что мы с вами это выведем из идеи чистого разума. То есть если мы отринем все и возьмем только самое очевидное: что есть я, есть моя воля, а поскольку не все подчинено моей воле, что тоже очевидно, значит, есть некая сила, противостоящая моей воле. Если мы нанизываем на эту ниточку: я, моя воля, что-то мешающее воплощению моей воли. Потом появляется причина: почему. Вот если мы все это нанизываем, получается некое множество, и мы просто говорим: множество всего (я уж не знаю чего там, ну вообще всего) есть Бог. И если мы начнем рассуждать дальше, мы придем к выводу, что Господь Бог — это тринадцатилетний юноша с флейтой в руке, с павлиньим пером, в иссиня-черных кудрях со сладким шариком в левой руке и с рассеянным взглядом, который ищет, что бы Ему еще украсть и где бы еще понаслаждаться.

Это чистая философия. Понимаете, это просто логика. Как Ницше говорил. Он этот процесс, чтобы не сойти с ума (правда, это ему не удалось), остановил. Он пришел к выводу, что если Бог есть, а Он есть, то Он обязательно танцует. Дальше он не стал идти, потому что он пришел бы к Кришне. Он, конечно, пришел к этому, и в его Заратустре есть намеки на это. Но он совершенно логически вывел: потому что если Господь есть, то Он танцует. И мы можем проделать этот самый путь. Он взрывоопасный путь. С непотревоженным мозгом мы отсюда вряд ли выйдем, но тем не менее. Поэтому нам Вайшнавы говорят: «Вы поверьте: Господь — это тринадцатилетний юноша, который танцует и играет на флейте так, что случаются землетрясения». Что такое землетрясение? Это дрожь Земли. Земля начинает дрожать. У нее мурашки по телу бегают. Что, какие-то, может, сомнения есть еще?

#46:44

Почему Кришна вечно юный?

Слушатель: А почему говорят, что Он вечно юный?

Б. Ч. Бхарати Свами: Что Он вечно юный? А куда Ему торопиться? Он же не торопится жить. Ну представьте себе… Это, кстати, мы бы дальше рассуждали и пришли к такой бы вехе, как Всемогущий. Что такое Всемогущий? Это тот, кто может абсолютно все. А тот, кто может абсолютно все, что ему пожелать? Никогда не умирать для себя? Вот Он на Новый Год себе скажет: «Я желаю себе никогда не умирать». Что это для Всемогущего? А то, что Он всемогущий, так это, шутки шутками, но то, что Он всемогущий, мы к этому обязательно придем, если будем рассуждать, мы обязательно придем. Если Он всё, то Он вездесущий. То есть, Он существует до начала времен.

Если Он вездесущий, Он одновременно и первопричина, то есть тот, от кого все произошло. А тот, от кого произошло все, кто? Всемогущий. Если от Него вообще все происходит. Не от кого-то еще. Он единственный центр эмиссии валют, да? От Него все происходит. В этом смысле Он Всемогущий. А для Всемогущего быть вечно юным… Ну просто захотел быть вечно юным. Он с таким же успехом мог захотеть быть вечно старым. Он, собственно, захотел это, и Он так же вечно старый. Он так в «Гите» и говорит: «Я самый древний». То есть где-то на одном конце себя (вот эта вечная играющая сущность) — самый юный, на другом конце себя — Он самый древний.

Чтобы никто не думал, что Его можно обхитрить. На одной стороне себя Он говорит: «Я вообще везде существую. Вообще нет ничего, где меня бы не было». А с другой стороны Он говорит: «А Я в сердцах только преданных». То есть не то, что в колонне Меня нет, Меня, говорит, даже нет на страницах священных книг, Меня там даже не найдете. Вы наизусть все книги священные выучите, а Меня не увидите. Потому что Я в сердцах, в больных сердцах, в прединфарктных сердцах своих возлюбленных преданных. Они Мне преданные, а Я их предаю. Вот такая рокировочка. То есть, Меня нигде нет, и в то же время Я везде. Какие-то еще, может быть, есть сомнения? Может быть, какие-нибудь каверзные вопросы?

#50:00

Кришна генерирует Любовь.

Слушатель: А что значит: «Он предает»?

Б. Ч. Бхарати Свами: Вообще любовь предполагает, а они в Него влюблены беззаветно, безоговорочно, любовь предполагает какой-то ответ. Потому что безответная любовь — это, собственно, не любовь. А вот тут как раз от Него не дождешься.

Слушатель: От Бога не дождешься любви?

Б Ч. Бхарати Свами: Нет.

Слушатель: Как это? Везде любовь. Она везде, а Вы не видите?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да, и что? Что я должен увидеть?

Слушатель: Вы ее не видите, правда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Не вижу, правда.

Слушатель: Ну, Вы чувствуете?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет.

Слушатель: Как он любит Вас?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, совершенно. Ну какая может быть любовь после трагедии в Вердене, трагедии Второй Мировой Войны?

Слушатель: Это сделали люди. Причем здесь Бог? Это сделали люди сами с собой.

Слушатель: Сейчас много агрессии. Едят мясо. Это выброс энергии. Естественно. Но Бог, Он …Ну как, это другая жизнь у тебя будет. Ну да, карма твоя такая. Ты там погиб, ну тут же ты родился. Все как в вспышке. И ничего в этом, понимаете, нет ни хорошего ни плохого.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да? Нет-Нет, все правильно. Все правильно.

Слушатель: А я думала, Бог есть любовь. Он спасает.

Б. Ч. Бхарати Свами: Бог есть любовь.

Слушатель: А все то зло, которое есть — это все человеческое.

Слушатель: А лечить можно тоже по-разному. Хирург тоже делает операцию и может больно делать. Но в итоге он лечит тебя. Излечил.

Слушатель: Он же специально не делает больно.

Б. Ч. Бхарати Свами: Лукашин, помните, он тоже лечил.

Слушатель: У тебя есть выбор всегда. Тебе дают выбор. Он говорит: «Да я тебя извлек, мое любимое дитё, но выбирай. Я не могу тебе перечить, если ты хочешь».

Слушатель: Но человек придумал наркоз. Чтобы больше не страдали и операция проходила нормально. Опять же из любви к страдающим на войне солдатам был придуман наркоз.

Слушатель: Человечество развивается, да. У нас тут свое.

Слушатель: Ну специально больно же не делают.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да. Конечно, Бог есть любовь. Но как только мы хотим большего, когда мы говорим, что… Любовь-то разная бывает. Например, любовь бывает к колбасе. А кто сказал, что это не любовь?

Слушатель: Это не любовь.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да?

Слушатель: Нет. Любовь —  это бхакти. Вот это любовь. А это страсть, я не знаю, это вкусовые качества.

Б. Ч. Бхарати Свами: Просто есть очень много градаций любви: от колбасы к Богу. Это все любовь. То есть любовь — это стремление…

Слушатель: Это понятия просто. Подмена понятий.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да-да. Так вот, когда Вайшнавы говорят: «Бог есть любовь», они имеют в виду, что Он такой, что Он генерирует любовь. То есть от Него она исходит в том смысле, что к нему иных чувств испытывать-то нельзя. Понимаете? То есть Он вызывает только это чувство. Он при появлении… Или при осознании Его существования вызывается вот этот всплеск чувств под названием любовь. Вот что значит Он есть любовь. Не Он источает любовь, а Он одним своим существованием генерирует ее в других, в другой. Но Он, конечно, не есть любовь. Он есть вызывающее начало любви.

#54:33

Три начала личности

Слушатель: Не знаю. То, что мы созидаем, — любовь? Она не разрушает, она созидает, она творит также что-то прекрасное. А ненависть разрушает, она разрушает человека…

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну я просто еще не думал об этом. Наверное, Вы правы. Любовь, вообще, она чрезвычайно, я бы сказал даже, самое разрушительное начало. То есть, любовь — это сила, приводящая к разрушению личности. То есть личность дезинтегрируется. Если все прочие чувства консолидируют личность… А личность, прежде всего, из чего состоит личность? Хотя мы и говорим, что личность — индивидуум — неделима. Но она состоит из трех начал: это ощущения, волеизъявление и осмысление. Как атомное ядро. Да? Есть ядро, которое состоит из протона. Ядро, собственно, и протон и нейтрон, который летает, электрон, простите, который летает вокруг. Вот точно так же эти наши три начала вместе соединяются.

Получается самоосмысление, ощущение и волеизъявление. То есть действие вовне. Волеизъявление, ощущение — это соприкосновение с чем-то вовне, и перерабатывание — осмысление того, что я волеизъявляю и что я испытываю. Вот это личность. И все прочие чувства являются частью, они являются органически интегрированы в личность. Для личности естественно то, что мы с вами перечислили. То, что мы с вами перечислили, — это ненависть. Что вы там говорили, да? И так далее, и так далее. Каждое из этих чувств кладет свою лепту на алтарь строения личности. И вот, когда личность (Шридхар Махарадж пишет в «Субъективной эволюции сознания»), когда личность достигает полного самовыражения, наступает черед любви. Потому что все эти чувства как нули без палочки. Они сами по себе ничего: гнев, доброта, любовь к ребенку и так далее. Мы сейчас отделяем, да, любовь от любви. Так же, как мы отделяем стопроцентное золото от золота пусть девятьсот девяносто девятой пробы, ну это уже не совсем золото. Осетрина может быть только первой свежести, да? Так вот, личность консолидируется, она становится более совершенной. Происходит, так сказать, эволюция сознания. Личность становится сама собой, то есть начинает самовыражаться.

А самовыразиться она может только в любви. В подлинной любви по отношению к чему-то, когда она не думает о будущем. Когда мы любим кого-то и думаем: «А что будет потом? А будет ли он содержать моего ребенка? А не заболею я? А нужно ли сделать так, чтобы после любви я не заболел?» Это не любовь. Это все равно некая корысть, это все равно думание о себе. Это не плохо. Вполне можно существовать и сосуществовать в этом мире, но это не любовь. Любовь не предполагает размышлений: «А что будет потом? А что было до этого?» Любовь просто такой омут, куда ухаешься. И когда наступает черед вот этой самой любви безоглядной, нерасчетливой любви, происходит саморазрушение личности.

Слушатель: Так она превращается в более качественную. То есть личность достигла своего апогея какого-то.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да.

Слушатель: А потом она начинает создавать новую, качественно новую …

Б. Ч. Бхарати Свами: Это уже не личность. Это не личность, потому что у этой личности уже нет самоосмысления. Самоосмысление — это то самое ядрышко. Потому что кто, собственно…

Слушатель: Она замыкается в себе.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, она замыкается не в себе, а на предмете любви, на объекте любви.

Слушатель: Я имею в виду, если без любви.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет. Без любви личность не разрушается. Она, наоборот, консолидируется. Она становится жесткой, как камень. Ее нельзя сдвинуть с места.

Слушатель: Она становится тем камнем, который ничего не создает.

Б. Ч. Бхарати Свами: Зато живет миллионы лет.

Слушатель: А в любви не живет?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет. Это мгновение. Мгновение саморазрушения. Это квантовый скачок, взрыв, ядерная реакция. Когда ядро разрушается.

Слушатель: Эти кванты попадают в другие…?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да. Один квант уходит к Богу, но это уже не ты. Это уже не ты, и никто не вспомнит о тебе. Другой квант уходит…

Слушатель: Это не любовь. Так получается, он распадается на части и несет этот заряд в новые, скажем так, миры. И он же что-то дает качественно?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет. Все. Конец истории.

Слушатель: Конец истории?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да. То есть происходит качественный скачок. Все. Дальше ты находишься в орбите Той самой, Которая есть Любовь. Ты просто являешься частью Любви, а не любовь — твоя часть. Потому что все виды любви, которые мы до этого с вами перечислили от колбасы к Богу, — это все часть тебя. А когда происходит ядерная реакция, ядерный взрыв, распад личности, то то, что осталось от тебя, — это часть Любви. Поэтому к Богу любовь невозможна. Мы условно говорим: любовь к Богу. Конечно, к Богу любовь невозможна. А вот к Кришне возможна. Из этого следует, что Кришна не Бог, а нечто большее. Нечто более главное, которое стоит даже над Богом. В конце концов, никто никогда не обещал, что Бог превыше всего. Говорят, что Он велик, Он милосерден, но что выше Него никого нет, конечно, никто не обещал.

#1:01:50

Пойте имена Сына матушки Яшоды

Б. Ч. Бхарати Свами: Но мы не должны залетать в такие… Это, так сказать, для вайшнавов. Мы не должны залетать в такие высоты. Когда мы свысока смотрим на того Бога, который под Кришной, потому что это не очень почтительно. Когда мы поступаем в школу, мы не должны с презрением смотреть на учителя начальных классов, зная о том, что когда-то у нас будет учитель средних классов или там профессор в университете. Поэтому ты давай-давай учи, ну мы-то понимаем, что твое учение никому не нужно. Меня потом самому натуральному научат. Нет. Мы не должны смотреть на Бога с высока, смотреть должны на Него, на Его лотосные стопы с подобострастием с благоговением, с предыханием.

Слушатель: А есть кто-то над Кришной?

Б. Ч. Бхарати Свами: Не могу сказать. Вам этого мало, да?

Слушатель: Конечно, можно к этому логически, как Вы говорите, прийти, но наш ум настолько маленький человеческий, что это просто не дано понять.

Б. Ч. Бхарати Свами: Поэтому просто пойте, пойте имена Сына матушки Яшоды. Больше ничего не надо.

Слушатель: Без понимания что ли петь?

Б. Ч. Бхарати Свами: Угу.

Слушатель: Как это? В чем смысл тогда, если без понимания?

Б. Ч. Бхарати Свами: Смысла нет. Просто пойте. Пойте имена Кришны и все. Вот мы с вами здесь говорили, говорили. Но смысл во всех этих говорильнях и разговорах. Тысячу лет люди говорят.

Слушатель: Смысл в этой песне тогда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Смысла в ней никакого нет.

Слушатель: Смысл тогда ее петь?

Б. Ч. Бхарати Свами: Мы просто поем имена Сына матушки Яшоды. Который….

Слушатель: Что значит просто? Объясните.

Б. Ч. Бхарати Свами: Просто — это значит, вот бьем в медные….

Слушатель: Можно просто петь тогда «кока-кола»

Б. Ч. Бхарати Свами: Можно. А мы просто бьем в медные тарелки, стучим в бубны и поем имена Сына матушки Яшоды, которого отец, опасаясь репрессий, отнес…

Слушатель: Вот Вам, лично, что это дает?

Б. Ч. Бхарати Свами: Дело в том, что, видимо, я был настолько глуп, когда предстал перед своим духовным учителем, что он мне не объяснил, что это дает, а я так и не понял. Но он сказал, что тебе, наверное, ничего и не надо, ни читать ничего, ты просто пой вот это, и все.

Слушатель: Ну, Вам от этого хорошо?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет.

Слушатель: Нет? Тогда я не понимаю.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, иногда может быть. Иногда что-то такое промелькнет. Думаю: кто все эти люди? Главное поют так слаженно в тон. Ну, вроде, поют и поют. Хорошо. Нет, можно, конечно, с воздатым пальцем сказать, что Святые Имена Господа, что они там делают в Кали-югу?

Слушатель: Очищают.

Б. Ч. Бхарати Свами: Очищают?

Слушатель: Да.

Б. Ч. Бхарати Свами: Что еще они делают?

Слушатель: Многие поколения очищают еще.

Слушатель: В момент смерти можно вспомнить имя Бога и не умереть.

Б. Ч. Бхарати Свами: Вот, вот.

Слушатель: Материальные блага.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет.

Слушатель: Убирает страдания.

Б. Ч. Бхарати Свами: Как говорят: таблетки полезны, но для производителя.

Слушатели: [неразборчиво]

Б. Ч. Бхарати Свами: Конечно, вам будут говорить религиозные фанатики, что имя Кришны отличается от кока-колы, но не верьте. Отличие чисто фонетическое. Никаких глубинных….

Слушатель: Вибрации [неразборчиво]

Б. Ч. Бхарати Свами: Вибрации определенные… Они будут говорить, они найдут. В кришнаитских методичках очень много умных слов по этому поводу сказано. В интернете есть, да.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, что такое счастье?

Б. Ч. Бхарати Свами: Я просто меньше всего хотел бы, чтобы наша дискуссия превратилась в убеждение кого-то в каких-то взглядах, правда. Если сложилось такое впечатление, что я кого-то хочу убедить в своих взглядах, за это заранее прошу прощения. И встречная просьба: не нужно меня убеждать в своих взглядах тоже. Потому что это пустая трата времени как с моей стороны, так и с вашей.

#1:07:17

Что такое счастье?

Б. Ч. Бхарати Свами: Что Вы говорите, про счастье? Что такое счастье? Замахнемся на Вильяма нашего …

Слушатель: Смыл существования всех и каждого — быть счастливыми. И Бог дает счастье, если ты идешь к Нему. Но если ты хочешь материальные какие-то вещи, например, машина, тебе не во благо, тебе не принесет счастье.

Б. Ч. Бхарати Свами: Принесет. Чем же машина Вам не угодила?

Слушатель: Материальное? Ну это ежеминутные какие-то вспышки радости.

Б. Ч. Бхарати Свами: Вполне есть нормальные машины.

Слушатель: Есть же счастье какое-то духовное, когда внутри у тебя зажигается удовлетворение какое-то. От всего ты испытываешь любовь, счастье ко всему, что тебя окружает. Это связь с Абсолютом. Вот это счастье. А материальное, оно же приносит в основном страдания, потому что если ты получил машину, ты хочешь другой марки. Я даже по себе: когда у меня зарплата выше, я начинаю себя вещами окружать, которые как гири меня куда-то тянут.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну это, видимо, Ваше индивидуальное. Меня, например, ничего не тянет. Даже когда я себе….

Слушатель: Может, какие-то привязанности становятся?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну да. Купите больше себе. Купите очень хорошую машину.

Слушатель: Смысл жизни тогда? Зачем тогда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Как? Растить детей. Дать им будущее.

Слушатель: Смысл в том, чтобы развиваться самому.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да? Мне кажется в наших детях счастье. Дать нормальные условия, образование.

Слушатель: Это не каждого путь — иметь семью и так далее.

Слушатель: Ну, если Вселенную определяем мы, то, наверное, и счастье определяет каждый из нас.

Слушатель: Я не знаю. Богатейшие люди, их стреляют, они ездят с охраной, у них у всех нервы, все болеют. Соответственно, они долго не живут.

Б. Ч. Бхарати Свами: Не все болеют. Я Вас уверяю.

Слушатель: Ну этот путь выбрали они, значит, это их счастье. Они не мыслят себя вне.

Слушатель: Они несчастливы.

Слушатель: Не все опять же. Не все. И бедные тоже болеют.

Слушатель: Что мы обсуждаем, я не понимаю?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да нет, понимаете, когда люди говорят, это же хорошо. Не нужно никого в чем-то убеждать. А то говорим про Кришну какого-то.

Слушатель: А смысл, если не надо убеждать, если со своим мнением пришел и ушел со своим мнением? В чем смысл вообще тогда прихода этого?

Б. Ч. Бхарати Свами: Не знаю.

Слушатель: Смысл, чтобы получить, наверное, послушать.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну, наверное, если есть какой-то голод, если какая-то потребность есть. Если не находишь ответ на свои вопросы своими собственными средствами и ищешь какую-то подсказку или какой-то даже, так сказать, импульс со стороны, то, может быть, это плодотворно. Бывает так, что человек не может дать ответ с помощью того инструментария, который у него есть: там логика или опыт. Он начинает искать где-то за пределами логики, за пределами опыта, в вере в какой-то что ли ответы на свои вопросы. Потому что, как мы уже сказали, вселенная — это лишь наши ощущения. Ощущения существуют только в голове. Но ведь за пределами ощущений что-то ведь еще есть, наверняка.

Потому что если наши ощущения ограничены, а они точно ограничены, это означает граница. А граница подразумевает наличие чего-то за границей. Правильно? Не может быть граница, а там — ничего. Там что-то обязательно. А наш инструментарий — логика и опыт — ну не позволяет выйти за границы. А внутри этих границ все уже перепробовали. Такое бывает, такое бывает. Не у всех, но бывает. Это результат душевных томлений многих-многих жизней, скорее всего. И тогда человек начинает искать, что за границами опыта, знаний, ощущений, логики. И туда, за границу, можно шагнуть только поверив. Потому что то, что за границей опыта, я не могу потрогать и не могу об этом поразмыслить, потому что нет предмета, о чем мыслить. И тогда мы идем к какой-нибудь бабушке и спрашиваем. Она говорит: «Милок, покайся. Иисус Христос пришел нас спасти. Он ходил по воде аки по суху, пятью хлебами накормил» и так далее. И мы в это верим. И вдруг мы верим в это, и нисходит то, что они называют благодатью. То есть некое ощущение, которое я искал, которое дает мне не понимание, а видение моего мира, внешнего моего мира в таком свете, что я в нем нахожу гармонию.

Что нас, собственно, не удовлетворяет, почему мы чего-то ищем? Потому что мы не находим здесь согласия. Мы не находим согласия между собой и не собой. Вот под этим не собой…Вот есть я, а есть не я. Вот в это не я заключены наши близкие, друзья, доброжелатели, враги, посторонние, какие-то предметы, события. Вот все, что не я — это есть наш мир. И гармонии с ним нет. Мы начинаем искать эту самую гармонию. И многие-многие жизни мы либо логикой, либо опытом, либо действиями, либо познанием пытаемся найти согласие между мною и не мною. Почему все мои, казалось бы, благие желания натыкаются на частокол непонимания, противостояния. Я хочу гармонии в своем мире, а мне противостоят те, те и те, а еще какая-то совесть вылезает. Вот постоянно эта дисгармония. Вот мы начинаем искать эту гармонию и приходим к пониманию, что лишь за пределами логики и опыта мы ее можем найти.

Когда мы соприкасаемся с ней, когда мы уверуем в спасителя, который на третий день после распятия воскрес, вдруг этот мир преобразуется, и мы видим его гармоничным. Что, оказывается, нет ни друзей, ни врагов. А все, кто были нашими врагами, они лишь ну что-то вроде учителей, наставников, которые от обратного учили нас миропониманию. Вот так. И поэтому, когда люди приходят, видимо, какой-то внутренний позыв найти эту гармонию, которую они не могут найти прежними инструментами. Может быть, если в ком-то зародилась частичка веры, она потом… Зернышко веры потом даст через много миллионов лет жизни свои плоды, начнет плодоносить. И вот эта вера, вера во что-то за пределами моего опыта, во что-то, что мы не можем познать, но мы этому можем сдаться, предаться — вот эта вера приведет к совершенной гармонии, что есть счастье.

Возвращаясь к Вашему вопросу: что такое счастье, счастье — это созвучие. Греческое слово гармония означает согласие, созвучие. Это когда все голоса наши, внутренние голоса и внешние голоса, не то что поют в унисон, а они из какофонии превращаются во что-то осмысленно звучащее. Что каждый голос имеет свою партию в этой поначалу древне-греческой трагедии со своим хором, со мной, главным героем, антиподом. А потом оказывается, что и хор, и главный герой, и главный злодей — все выполняют каждый свою роль, и в целом это поначалу трагедия, а потом трагедия превращается в комедию. И хор, неотъемлемая часть древнегреческой драмы, пускается в пляс, где каждый шаг — это элемент танца, а каждое слово — это часть стихотворения. То есть мы, обретя благую веру в Кришну, естественно ни в какого другого Бога, потому что мы здесь проповедуем только Кришну.

Обретя благую веру в Кришну, мы вдруг понимаем, что все говорят стихами, даже не понимаем, а слышим, что, оказывается, все говорят стихами. Им кажется, что они прозой говорят, потому что они не прислушиваются к другим персонажам этой трагедии, трагикомедии. Они все говорят стихами, а двигаются исключительно в темпе вальса. Вот это и есть гармония, когда, все соразмерно, пропорционально, все созвучно. Это есть счастье. Что такое счастье? Это всеобщее созвучие. Трагедия — это когда я главный персонаж, я главный режиссер, и все должно подчиняться мне. Конечно, кто ж тебе будет подчиняться, если там сидит в восьмом ряду и руководит звуком, суфлирует, а мы говорим, что это все мне подчиняется. Когда мы осознаем, что есть главный режиссер (и все мы знаем Ее имя), и счастье — это быть включенным в этот общий хор, в этот общий сводный оркестр танца и пляски, нет, песни и пляски, тогда наступает счастье, гармония. Это у них еще называется танец раса. Когда много рас и все расы: там черные, зеленые, желтые, все танцуют, танец рас.

Какие-то еще сомнения, может, возникли? Ну что тогда, все на сегодня? А у нас полтора часа, да, Вринда? Ну все тогда, в следующий раз.

# 1:19:18

Благосклонность Богини Удачи

Слушатель: Махарадж, а можно вопрос?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да, пожалуйста.

Слушатель: А вот, например, Фортуна, удача — это личность или нет? Вот жил, жил обычной жизнью, и вдруг ни с того ни с сего тебе, например, квартиру дают или огромное количество денег.

Б. Ч. Бхарати Свами: Огромное это сколько?

Слушатель: Ну, огромное.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну какое?

Слушатель: Ну, наверное, у всех это по-разному

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну какое?

Слушатель: Ну, например, сто тысяч

Б. Ч. Бхарати Свами: Чего?

Слушатель: Долларов.

Б. Ч. Бхарати Свами: Каждому. [смеется]

Слушатель: Как это нужно понимать? Это только случайность или закономерность?

Б. Ч. Бхарати Свами: Дело в том, что Фортуна она же Паллада — это личность. Мы ее не видим, но мы можем ощутить на себе ее улыбку. Или ее благосклонный взгляд. И тогда вам в руки посыпятся и саквояжи с деньгами так, что вы даже не сможете их удержать, и квартиры. Ну проблема в том, что она очень переменчива. Дело в том, что она непостоянна. Как в песне он поет: «Ваше благородие, госпожа Удача, для кого Вы добрая, а кому иначе…» То есть она сейчас добрая, сейчас не добрая. Но когда мы пытаемся ее, как ту самую рыбку в сказке о золотой рыбке, сделать у нас на посылках, то она, конечно, взбрыкивается, и тогда нам несдобровать и пощады не жди. Когда мы пытаемся ее оседлать, эту самую Фортуну, или, как они говорят, ухватить бога за бороду. Это не получится. Но порой она вдруг свой искрометный взгляд бросит на нас, и что там? Тыква превратилась в карету, да? Что там еще было? Но утро наступает, и карета снова превращается в тыкву.

Слушатель: По какой причине она на тебя может пролить свое расположение?

Б. Ч. Бхарати Свами: Не знаю. Она настолько непредсказуема, как любая женщина. Как говорят: порыв ветра, полет орла и сердце девы непредсказуемы. Непредсказуемы. Непонятно. Вот бросила на тебя взгляд. Но можно Ее в какой-то степени заставить обратить на тебя внимание. Если ты будешь служить тому, кому Она пытается служить тщетно. Представьте себе, что все мы ищем, мужчины, женщины, богатые, бедные, все ищем милостивого…

Даже самоубийцы в своих попытках нуждаются в благосклонности богини Удачи. Потому что вот не бросит Она милостивый взгляд, и не получится. Все мы, от самоубийц до богачей, до самых махровых жизнелюбов, все нуждаемся в Ее милости, и мы гоняемся за Ней. Вся наша жизнь — это ухватить за подол ту самую богиню Удачи. А Она сама что делает? Она сама бегает и пытается ухватить за штанину кого? Своего возлюбленного Кришну. И Кришна говорит: «Да отстань ты, пожалуйста». Она говорит: «Я тебе столько всего принесу». «Да не нужно. У меня уже все есть, ты мне надоела. Я вот хочу, единственное у меня есть желание — это чтобы преданные мои обо мне не забыли». Она Его все теребит: «А давай я тебе и богатства дам. А еще ты красивее будешь». «Да, — говорит, — не надо мне».

И если мы поможем Ей как-то, чтобы эта удача, которую Она раздает, как-то досталась тому самому адресату — Кришне, тогда, может быть, Она на нас обратит внимание. То есть если мы попытаемся послужить искренне, это ключевое слово, Кришне, то тогда на нас прольется богиня Удачи. Потому что на самом деле богиня Удачи завидует преданным. Да. Она в интервью преданному Гопалу говорит, что я сама мечтаю быть букашкой в той земле, по которой ступают возлюбленные Кришны. Но меня, говорит, туда не пускают. Потому что ко мне вот эта корона богини Удачи, госпожи Удачи приросла. Я никак не могу от нее избавиться, и, собственно, даже не очень хочется. А с коронами туда не пускают. А так, говорит, я тебя благословляю, Богиня Удачи.

Потому что он искал Кришну, да? Он искал то самое беззаветное служение. И Она ему дает высшую удачу, то есть Она себя отдает преданному во служение, говорит: «Я твоя рабыня. Проси чего хочешь». Он говорит: «А я хочу быть подле стоп Того, Кому ты хочешь послужить». Она говорит: «Да? Ну тебе придется в материальный мир упасть». Он говорит: «А я согласен». И так он низвергается в материальный мир этот самый, как его, Кришна Гопал, да? Как его звали? И дальше он попадает потом через все перипетии материального мира в мир, где богини Удачи их валом вали, они вот как. В этом мире одна богиня Удачи, а там, представляете, они везде. Вот от них уже спасу нет. И все богини Удачи. Они уже даже в деревья превращаются. В деревья желаний. И все равно эти деревья желаний виснут, у них плоды, их никто не рвет. У них плоды этих… Эти деревья дают все, что хочешь, вообще все что хочешь. И все равно никто на них не зарится, и они ветви свои опускают до самой земли. Все, все деревья желаний на Голоке Вриндавана — это богиня Удачи. Она туда может проникнуть в виде дерева и никак иначе.

Ну что, все тогда на сегодня, раз уж больше нет вопросов и быть не может. Харе Криша .До свидания.

Транскрипция: Рама Д. Д.

Корректор: Вишнуприя Д. Д.

+3