Вы здесь:  / Журнал «The Harmonist» / «Тхакур Харидас»
Статья из журнала «The Harmonist», издаваемого под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура

«Тхакур Харидас»

Статья из журнала «The Harmonist», издаваемого под редакцией Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура в 20–30-е годы XX столетия.

ЧАСТЬ 1

(из первого номера XXV тома за июнь 1927 года)

Со всем возможным почтением мы постараемся описать здесь деяния Харидаса Тхакура, посвятившего всего себя без остатка служению Шри Хари. Следуя по стопам Харидаса Тхакура, чья гордость всецело связана со служением Всевышнему, мы тем самым непременно ощутим удовлетворение, косвенным образом почтив и себя тоже, и надеемся, что уважаемый читатель разделит с нами эту радость. Этот великий преданный Бога появился на свет в деревне Будхан, округа Джассор, в конце XIV столетия.

Чтобы в полной мере осознать величие явления Тхакура Харидаса, необходимо получить некое представление о социальном укладе жизни в Бенгалии того времени. Кастовая система в ту эпоху уже полностью утратила свою значимость, и под религиозной чистой деятельностью стали понимать деспотичные и жестокие обряды, являющиеся грубым нарушением принципов ведического общества. Представление о самой сути религии, бытовавшее среди так называемых религиозных сообществ, было ничем иным, как проявлением сектантской нетерпимости и ненависти. С другой стороны, нравственно разложившееся индийское общество, раздувшееся от гордыни за свое благородное положение в высших кастах, выказывало презрение всем, кто занимал более низкий социальный статус, а религию использовало лишь для осуществления своих честолюбивых замыслов.

Такая псевдо-религиозная практика приняла форму открытой враждебности к вайшнавам и постоянных нападок на санатана-дхарму (вечную религию всех джив). Убожество и низость подобных эгоистических оскорблений истинной веры, а также ничем не обоснованная жестокость, принявшая крайнюю степень злобы и неприязни, подобно хронической болезни поразила саму элиту индийского общества. Более того, охваченная множеством предрассудков явана-сампрадая открыто притесняла всех индусов, выставляя напоказ свою ненависть, вражду и нетерпимость. Сообщество яванов даже не пыталось понять подлинное величие индуизма, ничем не ограничивая свои многочисленные нападки на религию индусов. Арийцы и яваны Бенгалии строили свои взаимоотношения на основе убеждения, что суть дхармы людей состоит в обоюдной вражде, неизбежно приводящей к непростительным оскорблениям метода религиозного поклонения друг друга.

Их непримиримое противостояние стало источником бесконечных страданий для всего бенгальского общества. Большинство людей не имело даже маломальского духовного общения и было полностью деморализовано примерами роскошной жизни, практически начав преклоняться перед наслаждениями этого мира и мирской властью. Показная обрядовость стала настолько преобладать во всей религиозной деятельности индусов, что не было бы преувеличением сказать, что не осталось ни одного человека, склонного к искреннему и чистосердечному поклонению Богу. Приравнивая достижение духовного царства в потустороннем мире к трудностям преодоления высочайших горных вершин, люди пытались следовать многочисленным практикам, таким как различные методы йоги, изнуряющим обетам (чандраяне и другим), а также строгой и аскетичной жизни в воздержании или монашестве, пытаясь обрести наслаждения (бхукти) или совершить духовное самоубийство (мукти). И поскольку индусы сомневались в том, что, приняв воспевание Святого Имени Бога на начальной стадии оскорблений, они достигнут преходящих плодов дхармы, артхи и камы, а, приняв Святое Имя Бога на стадии смутного отражения*, они достигнут мукти (цели практики так называемых ведантистов), ни у кого из них не осталось и толики почтения и доверия к пути преданности Богу.

В это темное для Бенгалии время, примерно за тридцать или тридцать пять лет до всеблагоприятного явления Бхагавана Шри Чайтаньядева, четырехглавый Биринчи (Брахма) явился в селении Будхан в семье яванов для того, чтобы служить трансцендентным деяниям Господа Гаурасундара, являющегося воплощением Божественной Любви. К сожалению, подлинное место расположения селения Будхан в настоящее время неизвестно, хотя несколько мауджев, принадлежащих к Будхан-паргане, вспомнили обитателей этой местности. У нас также нет никаких заслуживающих доверия сведений о детстве Тхакура Харидаса. Также нет никакой веры в появившиеся недавно книги, якобы принадлежащие перу древних авторов и при этом содержащие множество вымыслов. По мнению одних Брахма явился в семье яванов, чтобы искупить тем самым вину за воровство телят. По мнению других под именем Харидаса пришел Шри Прахлад Махарадж.

Так или иначе, по достижению зрелого возраста Тхакур Харидас оставил все социальные обычаи и правила яванов и стал непрестанно воспевать святые имена Господа Хари. Летописцы тех дней не называют имени того, кто побудил Тхакура Харидаса превзойти принципы сообщества яванов и начать воспевать Святое Имя Господа, а также имени того, от кого он получил посвящение в это воспевание. Поэтому мы до некоторой степени опасаемся предоставлять какие-либо подтверждения бытующих гипотез событий по прошествии столь долгого времени. Очевидно одно – Харидас искренне молил Господа очистить его от всех мирских ожиданий и побуждений ради единственного предназначения в своей жизни. Обретя такое устремление еще в юном возрасте, Тхакур Харидас покинул Будхан и обосновался в уединенном месте близ Бенаполя, где стал громко взывать к имени Кришны.

Комментарий:
* Имеется ввиду нама-бхаса – лишенное оскорблений, но нечистое восприятие святого имени Бога.

ЧАСТЬ 2

(из второго номера XXV тома за июль 1927 года)

Тарак Брахма, состоящая из шестнадцати имен Всевышнего и тридцати двух слогов, представлена в форме молитвы2. Хотя Харидас родился в семье яванов, он не ограничивал свое поклонение Богу лишь родным языком; подобные предрассудки никогда не сковывали его великодушное сердце.

Он обосновался в маленькой хижине в уединенном месте около Бенаполя, приняв принципы высочайшего вселенского милосердия, и непрестанно воспевал святое имя Господа во весь голос. Однако такая искренняя целеустремленность Харидаса в принятии имени Бога вызвала враждебное отношение со стороны определенной группы завистливых индусов. Чистые сердцем люди с радостью слушали рассказы о небывалой любви Харидаса к Святому Имени, тогда как нашлось много и тех, кто был не способен подчинить разнузданные животные инстинкты в своем черством сердце. Один из лидеров этих ненавистников преданных Бога решил во что бы то ни стало опорочить религиозное поклонение Харидаса.

Этого человека звали Рамчандра Кхан, и он был хорошо известен в этой местности. Огромное материальное состояние и толпы последователей сделали его гордым и самодовольным. Прислушиваясь к советам своих бесчестных друзей, он вознамерился совершить безбожный поступок. Харидас не принадлежал к провинции, где жил Рамчандра. Он был чужеземцем, пришедшим в его деревню. Вместо того, чтобы содействовать порочным поступкам Рамчандры, Харидас непрерывно воспевал имена Господа Хари. Родившись в семье яванов, он молился Богу на санскрите. Громкое повторение имен Бога резало слух Рамчандре и его сторонникам. Посчитав все это оскорбительным преступлением против канонов священных писаний, он вызвался проучить Харидаса. Рамчандра воспринимал Харидаса как недалекого юношу, который загорелся воспеванием имен Господа Хари под влиянием мимолетного побуждения и стал садху только потому, что живет в уединении и не видит объектов чувственных желаний, однако стоит ему столкнуться с сильным искушением, как он легко оставит путь святости. Рассуждая так, Рамчандра посулил одной проститутке большое вознаграждение и направил ее к уединенной хижине Харидаса.

Дневное светило давно уже миновало зенит и грозило спрятаться за горы, постепенно всё вокруг стало погружаться в ночную тьму. Шри Харидас воспевал святое имя Господа с неослабным вниманием, благодаря чему почти перестал воспринимать окружающий мир и внутренне полностью погрузился в служение Богу. Таким и нашла его проститутка, подосланная Рамчандрой Кханом. Эта падшая женщина была способна очаровать любого мужчину своей ослепительной красотой и завлекающими жестами, порожденными страстью ее распутного сердца. Увидев Харидаса, она употребила всё свое очарование, чтобы отвлечь его от служения Богу. Так прошли три ночных поры (сумерки, глухая ночь и предрассветные часы), но в сердце Харидаса не произошло никаких перемен. Оставаясь беспристрастным, он не поддался обворожительным чарам проститутки. Чувственные искушения, которыми так стремится насладиться человеческий ум, проявились перед Харидасом в его уединенной хижине, но не смогли никак помешать его поклонению Богу. Сердце вайшнава не подвластно тем соблазнам, перед которыми не в силах устоять сердца обычных людей. Проститутка использовала все виды обольщения, но так и не достигла успеха и была вынуждена вернуться на рассвете к Рамчандре Кхану, чтобы рассказать ему обо всем.

Бессердечный Рамчандра повелел ей снова прийти ночью к Харидасу и еще раз попытаться покорить его сердце. Повинуясь воле бездушного нанимателя, эта женщина, потеряв всякий стыд, продолжила свои попытки соблазнить Харидаса и тем самым разрушить его духовную практику. Три ночи подряд она приходила к нему, но непорочное сердце Харидаса не отвлеклось от служения Господу Хари, сокрушив самонадеянные замыслы проститутки и Рамчандры. В ответ на все усилия падшей женщины Шри Харидас Тхакур непрестанно отвечал, что он дал обет воспевать определенное количество имен Бога каждый день и не может остановиться, пока не закончит свое ежедневное поклонение. Те, кто непрестанно взывает к Святому Имени, не затрагиваются грехом, даже когда подвергаются атакам различных соблазнов, тогда как карми не способны противостоять таким искушающим порокам.

Соприкоснувшись с неподдельной святостью и целеустремленностью Харидаса, сердце распутной женщины дрогнуло. Припав к стопам Тхакура Харидаса, она искренне раскаялась: «Я погрязла в грехе, осквернившись вожделением многих мужчин. Ты же – величайший из преданных, занятых служением Шри Хари. Все порочные наклонности моего сердца разрушились от соприкосновения с величием твоей трансцендентной силы. Я молю тебя о благословении встать на путь следования стопам бхагават, подобных тебе. Будь милостив ко мне и направь меня на путь преданности!» Эти слова затронули великодушное сердце Харидаса. Он позабыл о греховном прошлом проститутки, оскверненной множеством соприкосновений с мужской похотью, и посчитал ее достойной принять маха-мантру, святое имя Господа Хари, тем самым очистив от оскорблений и вызволив ее из глубокого колодца сладострастия. Подобная милость присуща исключительно лишь сердцу вайшнава. Вся слава Харидасу Тхакуру! Да оценят люди всего мира величие твоего сострадания, твое беспрецедентное милосердие, разрушившее иллюзии распутной женщины, пришедшей отвлечь твой ум от служения Кришне.

Невозможно даже сравнить положение человека, вынужденного пожинать плоды своих поступков, и святого вайшнава, достойного преклонения всех небожителей. Шуддха-бхакты, стоящие на страже служения святому имени Бога, бережно хранящие в своих сердцах бесподобные деяния Тхакура Харидаса, освобождаются от оскорблений при повторении имен Кришны, тем самым призывая на себя милость Харидаса, ачарьи воспевания имени Бога. Любые усилия сбить преданных Бога с духовного пути шестью пороками, начиная с вожделения, неизменно терпят крах.

ЧАСТЬ 3


(из третьего номера XXV тома за август 1927 года)

Этот случай показал великодушному Харидасу Тхакуру, что большинство жителей деревни, во главе с Рамчандрой Кханом, были настроены против его поклонения Богу. Почувствовав, что для этой женщины правильней будет полностью изменить свою прежнюю мирскую жизнь, неблагоприятную для практики преданности, Харидас Тхакур даровал ей Святое Имя Кришны, а также передал в ее распоряжение свою хижину, а сам отправился в другое место. Женщина полностью оставила свою порочную профессию и раздала все свое состояние на служение брахманам. По милости Харидаса она проникла в суть Святого Имени Господа Хари и обрела глубокий почет в обществе.

В результате жестокого обращения со Шри Харидасом Тхакуром, сердце Рамчандры Кхана без остатка пропиталось ненавистью к Господу и Его преданным. Спустя несколько дней в его мандапу прибыл Господь Нитьянанда вместе со Своими спутниками-вайшнавами. Рамчандра Кхан встретил их без радушия, с презрением сказав, что его просторныймандап не подходит для Господа Нитьянанды и Его гоштхи (последователей), и что он подготовил им место в своей «гоштхе» (коровнике). Услышав такие оскорбительные слова, Господь тотчас же ушел в другую деревню.
Тяжесть совершенных грехов Рамчандры вскоре ужасным образом разрушила всю его жизнь. Побуждаемый жадностью, он задержал уплату налогов, и в качестве наказания мусульманский царь этой провинции силой захватил егомандапу, осквернив все убийством животных и другими безбожными поступками, расхитил все богатство Рамчандры, а в завершение всего ударил его по лицу и заставил проглотить кровь и плоть животных. Рамчандре стало ясно, что все его преходящее величие ничего не стоило. Если подобное величие может быть уничтожено в любой момент, то с его помощью нельзя и надеяться обрести высшее благо.

+2