Вы здесь:  / Свами Б.Ч. Бхарати 2017 / «Ночлег у истоков Ямуны»
«Ночлег у истоков Ямуны» | беседа с Б.Ч. Бхарати Свами (Александр Драгилев) от 1 октября 2017 года. Йамунотри, Индия

«Ночлег у истоков Ямуны»

Ночлег у истоков Ямуны

Б. Ч. Бхарати Свами: От водопада далеко до озера?

Собеседник: Да, от первого водопада, который здесь…

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, Джаянти говорила, она остается на той стороне, где два водопада сливаются.

Собеседник: Ну да как один водопад просто из двух рек.

Собеседник: Если она шла по тропе, она могла…

Б. Ч. Бхарати Свами: Она говорит, что сначала был один водопад, потом другой, а потом два водопада сливались.

Собеседник: Шла по тропе?

Собеседник:Да она нам даже фотографию…

Собеседник: Тогда она была там.

Собеседник:Нет, ее там не было.

Б. Ч. Бхарати Свами: И нашла она один секретный маленький водопад с жилой пещерой.

Собеседник: Грот мы видели, он в принципе жилой, но не знаю уж насколько.

Б. Ч. Бхарати Свами: Грот возле водопада?

Собеседник: Нет, грот не возле водопада.

Б. Ч. Бхарати Свами: Возле маленького водопада.

Собеседник: Он в лесу.

Б. Ч. Бхарати Свами: Это же не в лесу было?

Собеседник: Нет, я прошла сильно левее, чем Дина Бандху, я поняла, что мы разошлись около водопада.

Собеседник:Сильно левее нет тропы.

Собеседник: А я не видела тропы, по которой вы поднимались, может, у нас разные тропы были?

Собеседник:Там одна единственная тропа – вот в чем дело.

Собеседник: Давайте сравним фотографии и всё.

Собеседник:Там одна единственная тропа.

Собеседник: Хорошо, шли там же, где и мы.

Собеседник:Не знаю, какая была, но она потом соединялась с нашей.

Собеседник: Значит, я не дошла просто до соединения с вашей, вот и все.

Собеседник: Ты индусов встретила?

Собеседник: Встретила еще в этом лесу.

Собеседник:Четырех индусов, которые сказали, что видели вас.

Собеседник: Есть такой вопрос: когда начинаешь практиковать, то иногда так бывает, что каким-то образом ты заставляешь себя такие вещи делать, а потом вдруг наступает апатия, пресыщение, может наступать у некоторых, и это очень беспокоит ум. Как к этому относиться, потому что все-таки какая-то тревога есть. Каким образом это можно преодолевать? Просто переждать или как-то, может быть, еще какой-то есть способ для того, чтобы не отчаяться, не перестать практиковать? Потому что может прийти такая мысль, что может быть это не мое или как-то… Если есть беспокойства ума?

Б. Ч. Бхарати Свами: Можно сказать, это вещь естественная, когда приходят разочарование или апатия, это происходит всегда. Просто пережить, переждать, если уж нет сил практиковать, то дать себе отчет в том, что наступил период апатии, нехотения. И дело не в том, что практика никудышная или путь не мой, а в том, что наступает период, когда не хочется это делать, и переждать.

Собеседник: Но не факт, что он пройдет?

Б. Ч. Бхарати Свами: Не факт.

Собеседник: Не факт, да. Просто надо набраться терпения и жить дальше.

Б. Ч. Бхарати Свами: И жить дальше. Как правило, мы разочаровываемся… Во-первых, нужно быть готовым к тому, что придет разочарование. Во-вторых, когда мы разочаровываемся, то этот инструмент разочарования, его еще называют, он предлагает какие-то другие альтернативы. Никто же не говорит: «Это не твое», он говорит: «Твое – это лежать на диване». Ну он там что-то другое может сказать, как правило, что-то из нашего опыта, что мы не пережили. Он может сказать: «Вот это не твое, а твое то, что было до этого». И этот инструмент, который нас всегда сбивает с выбранного пути… Во-первых, сразу понятно, что он наш инструмент, но он не есть мы, то есть нечто чуждое, которое с нами начинает вести диалог. Он говорит: «Не делай это, это пустое, можно другим заняться, в жизни столько всяких перспектив». И в этот момент, если отдавать себе отчет, можно четко понять, что это что-то – некий инструмент, который ведет с тобой диалог. Можно вступить с ним в этот диалог, спросить его:

– А что ты предлагаешь?

– Я предлагаю вот это и вот это, – скажет он.

– Хорошо, за этим что будет, за тем, что ты предлагаешь? Что мне это даст?

И вот здесь нужно очень четко почувствовать, как ум начинает беспокоиться, потому что у него нет годных решений и предложений. Ум тебе говорит: «Брось это», а когда ты его начинаешь спрашивать: «А что ты мне предлагаешь взамен?», ум сам знает, что то, что он предлагает взамен, это хуже, чем то, что нужно бросить, и вот тут он начинает дергаться. Он тебе начинает: «Ну вот это, ну это, может быть, это попробовать или это». Но ты его просто доканывай: «Хорошо, ты мне предлагаешь, грубо говоря, лежать на диване, а что за этим?» И дальше он будет говорить: «Ну просто ничего», ему самому станет стыдно. Ум можно загнать в ловушку, когда он скажет: «Я сдаюсь, и то, что ты делаешь, это лучше, чем то, что я тебе предлагаю». То есть допытывать ум от обратного, и это срабатывает.

Собеседник: Вот еще такой вопрос: наши ачарьи посещали эти четыре дхамы?

Б. Ч. Бхарати Свами: У нашей ученической преемственности столько много ачарьев, и сказать, что все они, начиная с Брахмы, не посещали, было бы неправильно. Но что приходит первым на ум, это Мадхвачарья, который на полгода ушел… Это Ямунотри. Это, наверно, был Бхадарикашрам, не наверно, а точно. Мы же в Бадринатх пойдем?

Собеседник: Да.

Б. Ч. Бхарати Свами: Вот, он ушел в Бхадаринатх, и когда закрыли перевалы, он остался там, и ученики думали, что он уже не вернется. А весной, когда все перевалы открылись, он сошел вниз и сказал, что он там получил даршан Вьясадева. Он до сих пор там живет, просто человеческому взору Кали-юги не дано его видеть. Это как если мы смотрим в подзорную трубу, то если мы правильно смотрим, узким концом, то я вижу вас, а вы меня не видите, потому что смотрите в толстый конец этой трубы. Святые в Кали-югу видят нас через подзорную трубу, а мы их не видим. Как если кто-то там на склоне горы смотрит на нас в подзорную трубу, он нас видит, а мы не видим, откуда он смотрит. Значит, Ведавьяса и другие святые присутствуют там, мы их не видим, а они нас видят. И когда там был Мадхвачарья, так случилось, что Ведавьяса открылся ему и он полгода получал его даршан. Когда он сошел, вернулся на континент, он стал великим реформатором, как Мартин Лютер. Они действовали в то же самое время в Европе и здесь. Он реформировал ведантизм, который в Кали-югу трудно было исповедовать в силу того, что люди утратили благочестие прошлых эпох. Он упростил, дал какие-то более приемлемые правила для людей, ходил по главным храмам Индии и говорил священникам, какие правила теперь действуют, новые заповеди для жреческого поклонения. Потому что известно, что путь спасения в предыдущую эпоху, Двапара-югу, – это храмовое поклонение. Но в Кали-югу это становится все сложнее и сложнее, но храмы не отменяются, просто упрощается сама процедура поклонения Божествам. Ну хотя бы потому, что Божества живые и пуджари, священник, имеет возможность с Ними общаться, то есть для него Они не как для нас какие-то истуканы, он с Ними разговаривает, готовит Им. В былые эпохи Божества ели то, что Им предлагали, нам это сейчас кажется невероятным, жрец Им предлагал, потом ел. А в нынешнюю эпоху мы просто ставим тарелку и ее же съедаем. Этот Мадхвачарья был в Бадринатхе точно. Далее, мы не знаем, куда ходили Ишвара Пури или Мадхавендра Пури, они странствовали по всей Бхарата-варше.

Собеседник: А Махапрабху?

Б. Ч. Бхарати Свами: Махапрабху севернее Вриндавана не ходил.

Собеседник: И никто из Его последователей, получается, тоже?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, они в основном были бенгальцами, и они так… Я знаю, что в Бадринатх ходил Говинда Махарадж с коммерческими целями, может быть, и Ямунотри, я не знаю. Но он рассказывал, что зарабатывал для Шридхара Махараджа, для поддержания Матха деньги тем, что собирал благочестивых бенгальцев-Вайшнавов и они устраивали туры на Север. В Бадринатх, скорее всего, ходил Говинда Махарадж, сейчас уже это никаким образом не узнать. Но если записывали какие-то его беседы, то там есть одна, он рассказывал, где он был. Он еще рассказывал, что бананы воровал для своей группы, и вот там один раз его хозяин поймал и говорит:

– Зачем же ты мои бананы воруешь?

– А что б ты с ними делал?

– Ну взял бы да на базар отнес.

– А почем?

– По 15 рупий.

– А я даю тебе за килограмм16.

И он так каждый раз с хозяином договаривался, но чуть-чуть больше платил, так что, вот они ходили. Кто еще из ачарьев… Шридхар Махарадж точно не ходил…

Собеседник: Опасно посещение этих дхам вообще для Вайшнавов, как ты думаешь?

Б. Ч. Бхарати Свами: Надо сказать, что в этом нет необходимости, потому что в святой дхаме, в Навадвипе, все священные места собраны в одном месте, они имеют представительства. Когда мы четыре дня ходим парикраму, мы обходим все священные места, в том числе Бадринатх, Кедарнатх, все-все места за эти четыре дня. В книге «Навадвипа-дхама-махатмья» Нитьянанда Прабху водит Дживу Госвами по всем местам Большой Навадвипы и рассказывает ему: «Здесь такое священное место проявлено, здесь…» Помните, в Годруме место, где корова сурабхи, когда был всемирный потоп, всё затопило и осталось только одно место. Это часть Навадвипы, и там мудрец Маркандея встретил корову сурабхи. Помните этот храм возле берега? И по всем местам Нитьянанда Прабху водит Дживу и рассказывает. Но в этом нет ничего зазорного, если мы ходим и кланяемся Ямуне. Для Вайшнава важно понимание для чего он это делает. Это же не просто тренировка – показать себя, насколько я еще способен, и есть ли еще ягоды в ягодицах. А идти с сознанием гостя, паломника, что это место, где берет начало Ямуна или где Вьясадева записал священные Веды. Мы его не видим, но мы идем к нему отдать долг, почитать его, покланяться, таким образом мы поклоняемся этим местам. Просто нужно понимать, что это не спортивное мероприятие, а все-таки отдание долга, предложение поклонов тем сущностям, святым, которые имеют отношение к Кришна-лиле.

Собеседник: А еще вот такой вопрос…

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну и, конечно, если говорить о всей нашей сампрадае, то Нарада Муни посещал эти места. Если уж говорить метафизически, то есть истории, когда Бхактивинод Тхакур, помните, он летел в своем вещем сне, у святых сны не простые, они имеют большее отношения к реальности, чем то, что мы видим наяву. Однажды Бхактивинод Тхакур летел в Гималаях и увидел, как Господь Шива ведет святую беседу с мудрецами. Они обсуждали стих из «Гиты» 9.30, и Бхактивинод Тхакур объяснил им подлинный смысл этого стиха, пролетая мимо. Значит, Бхактивинод Тхакур здесь был, может быть, не в физическом теле, но в своем метафизическом теле в мистическом сне он здесь пролетал, это точно. Потому что Господь Шива здесь, в Гималаях… Надо только смотреть, где Господь Шива, это либо Кайлас, либо сад Нанда-нандана, он и там и там бывает. Так что, вот Бхактивинод Тхакур здесь был метафизически, Нарада Муни. Какие еще вопросы?

Собеседник: Это место, Гархвальские Гималаи называется, по-моему, это Гандхар, откуда Гандхари родом? Шакуни, по «Махабхарате», они же тоже откуда-то из гималайского царства.

Б. Ч. Бхарати Свами: А, может быть, но Гандхари и Шакуни – брат и сестра. Ну, может быть, они отсюда, да. В любом случае, когда пятеро Пандавов решили оставить здешний мир, они шли через эти места.

Собеседник: Через Кедарнатх.

Б. Ч. Бхарати Свами: Через Кедарнатх они точно шли и дальше на север, что уж дальше… Скорее всего, у слияния двух водопадов они покончили с собой в каком-нибудь гроте, ну а кто смог, пошел дальше.

Собеседник: Прям у этих водопадов, где мы были?

Собеседник: Юдхиштхира последним умер.

Б. Ч. Бхарати Свами: Юдхиштхира последний, Юдхиштхира и собака. Ну вот, Пандавы шли, да. Потом Нитьянанда, кстати, мы же не знаем, где Он был, мы знаем точно, вернее, наши учителя говорят, что, скорее всего, Его учителем был Мадхавендра Пури. Где Мадхавендра Пури гулял… Ну принято было ходить по святым местам, может быть, и здесь, а Нитьянанда был у него мальчиком-слугой. Обычно у странников, этих бабаджи-санньяси странствующих, паривраджакачарьи их называли, был какой-то слуга-брахмачари. И Нитьянанда был, скорее всего, у него, так все говорят наши ачарьи. Поэтому, где они ходили, непонятно, может быть, и здесь, а Баларама здесь гулял точно, в Ришикеши он был… Надо посмотреть, это, скорее всего, в 11-й или 12-й книгах, я могу ошибаться, может, в конце 10-й, когда Баладева отрубил Суте голову, как-то Он его убил, каким-то образом. Он потом сразу раскаялся в этом и спросил у присутствующих мудрецов, как Ему искупить этот грех. Они Ему сказали: «Ты должен обойти 108 священных мест…» и дальше идет перечисление, Он потом их все посетил, эти места. Ришикеш точно был и, наверно, севернее, так что, Баладева здесь был. А мы это уже обсуждали, по-моему. Он им сказал:

– Что же мне теперь делать, хотите Я его верну к жизни?

– Нет, раз Ты убил, возвращать его к жизни нельзя. Но Ты все равно должен оживить его, не оживляя этот труп.

И тогда Он сказал: «Я наделю всеми способностями этого Суты его сына, и таким образом, поскольку сын является продолжением отца, Я тем самым его оживлю, при этом труп останется трупом. И это было где-то здесь, в этих местах. Какие еще там к ясеню вопросы? Появились вопросы к ясеню?

Собеседник: Есть такое мнение, что надо испытывать чувство трепета и преданности ко всем проявлениям Кришны одинаково, так ли это?

Б. Ч. Бхарати Свами: Во-первых, мы не можем заставить себя испытывать какие-либо чувства, не то что трепет или преданность, а вообще какие-либо чувства мы не можем вызвать в себе. Мы можем совершить действия, заставить себя что-то сделать или что-то не сделать. Вот заставить себя что-то ощущать или не ощущать мы не можем, это не в наших силах, поэтому как? Вы можете симитировать проявление чувства преданности, но как вы симитируете?

Собеседник: Хорошо, тогда оказывать одинаковое почтение ко всем проявлениям Кришны.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну не только проявлениям Кришны, но и преданным надо отдавать почтение.

Собеседник: Одинаково?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну да.

Собеседник: Нет каких-то там приоритетов для Гаудия-Вайшнавов?

Б. Ч. Бхарати Свами: С нашей позиции все Божьи ипостаси находятся на одинаковом от нас отдалении. Это как я нахожусь здесь и для меня с этой точки, Ямунотри, что Курская, что Красные ворота одно и то же, потому что это настолько далеко, поэтому я об этом всем говорю «Москва». Но Москва – это могут быть Красные ворота, северное Бутово или еще какой-нибудь Запендрищинск где-то там, в Москве, Строгино какое-нибудь ужасное. Всё это сейчас настолько от нас далеко, что мы это называем одним общим понятием и имеем одинаковое к этому отношение, вот Ямунотри и Москва. Но по мере приближения мы уже начинаем дифференцировать, когда мы уже попадаем куда-нибудь на Проспект Мира, для нас Курская и Строгино – это уже такой разлет направлений и расстояний, что здесь мы уже можем сказать, что сначала надо на Курскую, а потом уже в Строгино. Точно также Божьи ипостаси, будь то Рамачандра, Матсья-аватар, Курма-аватар – это Вайкунтха, это настолько от нас далеко, что Они все для нас одинаковые Божьи ипостаси. Но по мере приближения мы понимаем, что есть такие Божьи ипостаси, которые вызывают одни чувства, другие вызывают эти же чувства, но уже немножко примеси каких-то других. Например, чувство благоговения к воплощению Господа в виде рыбы, а вот к черепахе благоговение плюс какое-то еще любопытство, может быть. Господь Рамачандра уже вызывает какую-то жалось, когда Он терпит лишения в лесах Айодхьи, или некое сопереживание, когда Он лишается Ситы и пытается ее отыскать.

Это приближение к миру Божественных игр вызывает разный набор чувств, он увеличиваются, появляются новые гаммы каких-то ощущений. И наконец, пока мы уже не ощущаем, что вступаем в диалог, мы можем что-то требовать, что-то просить. Например, к Матсья-аватару какие могут быть просьбы и какие сопереживания? Вот Он, значит, этот Ноев ковчег 100 миллиардов лет в кромешной тьме водил на своем золотом роге, привязанном канатом к этому ковчегу. Ну какие там могут быть чувства? Вот по мере приближения к эпицентру Божественных игр мы испытываем всё больше и больше чувств и начинаем испытывать какие-то зачатки восторга или упоения. И там уже, конечно, на этом приближении, мы испытываем не одинаковое почтение, или благоговение, или чувство по отношению ко Всевышнему. Чем ближе к эпицентру, тем больше уважение и почтение уходят и в самой обители играющего прекрасного Господа нет никакого ни благоговения, ни почтения. Наоборот, есть некое неуважение, претензии, отчаянье, там другие эмоции сменяются. Но с наших палестин все Божьи проявления имеют одинаковую природу. Какие-то еще вопросы к ясеню?

Собеседник: Да, продолжение…

Б. Ч. Бхарати Свами: Просто в одной известной песне известного новогоднего фильма герой поет, что у него есть вопросы к ясеню.

Собеседник: Так продолжение этого, последнего вопроса можно?

Б. Ч. Бхарати Свами: Да.

Собеседник: Скажем, если человек испытывает одинаковое чувство к шиваитам, которые действительно проявляют преданность к своему господину, ко всем, кто поклоняется с преданностью, с искренностью, может быть Кали, может быть Хануман, Парвати, Шиве, всем богам.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нужно различать объект поклонения или объект веры, верующего и саму веру. Эти три вещи взаимосвязаны, они на одной веревочке, но это все равно три разных вещи – верующий, то есть субъект, сама вера, то, что связывает с объектом, и объект веры. Есть верующий, есть его вера и есть Парвати или там кто, кому он там верит. К этим трем сущностям можно иметь разное отношение. К верующему, во что бы он ни верил, к самому верующему мы должны испытывать уважение и почтение. К самому человеку, имеющему веру, мы должны испытывать уважение. К самой вере, этому чувству, мостику между верующим и предметом веры, мы должны испытывать преклонение, потому что вера – это вещь не от мира сего. Во что бы ни верил человек, перед самой верой нужно преклоняться. А вот предмет веры, именно во что верят верующие, это в зависимости от самого предмета, но чаще всего нужно испытывать презрение. То есть к тому, во что верит верующий, нужно испытывать презрение и, я бы даже сказал, чувство брезгливости. Во что люди в основном верят? В своих кумиров, каких-нибудь рок-звезд, политиков, которые обещают им лучшую жизнь, в инопланетян, во что там верят сайентологи. В основном люди во что верят? В родину-мать, к этому нужно испытывать презрение, но к самому факту веры нужно испытывать величайшее преклонение. А к верующему, ну мы уважаем… Мы уважаем вас, мы преклоняемся перед фактом вашей веры, но мы совершенно презираем то, во что вы верите, как бы это ни звучало.

Собеседник: А если предметом веры является проявление Кришны?

Б. Ч. Бхарати Свами: Вот я поэтому и сказал, что это уже зависит от того… Когда Махапрабху Шри Чайтаньядев путешествовал по Южной Индии, Он встретил одного преданного, Венката Бхатту. Он был поклонником Шри Рамачандры, и преданные стали его разубеждать, спутники Махапрабху. «Как ты не понимаешь, что Рамачандра – это же Вайкунтха, это такая ипостась Всевышнего, которая вызывает трепет, почтение, благоговение, но ни в коем случае не любовь». Рамачандра не предмет любви, Он предмет почитания, сострадания где-то, но ни в коем случае не любви, со всей ее гаммой ощущений. Любовь же включает в себя огромное количество подчувств, и этим всем подчувствам, проявлениям любви соответствует та или иная служанка Кришны, та или иная гопи. Каждый, кто участвует в любовных лилах Кришны, это воплощение какого-то чувства, которое испытывает Шримати Радхарани. Сама Шримати Радхарани – это Любовь в чистом кристаллизованном виде». И вот они стали Венката Бхатту убеждать, нет, не Венката Бхатту, как-то его фамилия Сен. Венката Бхатта это другой был, который Чайтанью там обижал.

Собеседник: По-моему, кого-то из приближенных Махапрабху.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну да. И Махапрабху сказал: «Вы правы, если взирать с высоты Голоки, то, конечно, Господь Рамачандра ниже. Но этот преданный находится на такой дистанции, что ему что Рамачандра, что Кришна – это одно и то же и не нужно его разубеждать. Он показал, что перед самим фактом его веры мы преклоняемся, мы уважаем этого преданного, но не нужно убеждать его в том, что вы безусловно правы, Кришна и Рамачандра – это совершенно разные… Кришна – это даже не ипостась, это Сам Господь, а Рамачандра – Его ипостась, амша, Его проявление, вот примерно так нужно относиться. Но Шри Лалита Деви нарушает это правило, она даже в неурочный час ходит во Вриндаване от дома к дому и говорит старшим гопи или семьям, которые живут в вольном племени пастушьем: «Ну что же вы так к Кришне относитесь? Вы относитесь к Нему как к своему соплеменнику, мальчику, о котором надо заботиться, к другу, но неужели вы не понимаете, что есть любовные чувства, и если хотите, я могу перетащить вас из этой расы в другую». Даже Лалита Деви, собственно, и проявляет это, она уважает тех, кто верит, преклоняется перед фактом веры, но презирает ее предмет, то есть презирает Кришну в обличье соплеменника и говорит: «Как вы можете видеть Кришну таким? Он же вызывает только недоумение и презрение. А вы попробуйте относиться к Нему как к своему внебрачному возлюбленному». Вот, собственно, то же самое она проявляет, этот набор трех чувств – уважение, восхищение/преклонение и презрение, нужно просто разделять три субъекта. Что там еще, какие вопросы к ясеню?

Собеседник: Махарадж, вы говорите, что должны испытывать определенные чувства, но перед этим сказали, что чувства не зависят от нас.

Б. Ч. Бхарати Свами: Конечно, не «должны», а «правильно» испытывать эти три чувства. Мы не можем симитировать какое-то чувство, это вне наших сил. Мы пьем чай. Допустим, нам нравится чай, я отпил пару глотков и спрашиваю: «Скажите, пожалуйста, какое чувство я должен испытывать к этому чаю?» То, какое ты должен испытывать, ты уже испытываешь, вот оно уже. Что ты должен? Я лишь говорю о том, что Лалита Деви как эталон преданности Божественной Чете. То есть Лалита Деви – это то существо, которое преклоняется пред Божественной Четой, и она не должна, а именно испытывает набор из этих трех чувств – это уважение к носителю веры, преклонение перед фактом веры и презрение тому, во что вы верите, если это не Божественная Чета. Для них, обитателей Вриндавана, ну как можно верить в Господа Рамачандру?

Или история, когда возлюбленные Кришны сбежали от своих семей, побросали младенцев, мужей в полночь, оделись в ночи непонятно как и побежали к Кришне, потому что услышали, как Он играет на флейте и воссоединились с Ним. Они кружились в своем любовном хороводе на берегу Ямуны. А потом каждая из них подумала, что наконец-то Он мне принадлежит, женской природе свойственно захватывать всё больше и больше пространства у мужчины, пока она не скажет: «Или все, или я». И вот чтобы каждую из них не разочаровывать, Кришна мультиплицировался по количеству своих партнерш в этом хороводе, то есть была гопи, Он; гопи, Он. И каждая думала, что Он только ей принадлежит. И как только Он почувствовал это, Он взял и сбежал. Они, обезумевшие, остались одни на берегу, потому что в семью они вернуться уже не могут, и пошли они Его искать. Пока они Его искали, они увидели, Кришна ведь сам говорит, что Он не может от преданных сбежать, вот Он не знал, куда сбежать, и предстал в виде Вишну, четырехрукий стоит. Они Ему и говорят: «Слушай, Вишну, мы, конечно, со всем почтением, но не видал ли ты здесь мальчугана?» и описали Его приметы. А Вишну что? Он стоит, как… Они: «Ну ладно, с Тобой разговор короткий, что с Тебя спрашивать, если Ты истукан», обошли Его и пошли дальше. Они находятся в таком положении, что они с презрением относятся к Вишну, но это история, конечно, не про нас, потому что для нас Вишну и Кришна – это настолько далеко, что Они там сливаются. Когда в Пури главный мудрец, как же его звали, в доме которого колодец, который Махапрабху после обморока к себе домой взял.

Собеседник: Сарвабхаума Бхаттачарья.

Б. Ч. Бхарати Свами: Когда Сарвабхаума Бхатачарья прочитал священный текст, где среди Имен Бога стоит Вишну… До этого Махапрабху объяснил, что Вишну – это проявление Кришны, и представил ему цитаты из писаний, доказал логически, на основе священных текстов, что Вишну – это проявление Кришны, а Кришна – это проявление Вишну, но это уже другой Кришна, аватар. Махапрабху ему всё объяснил, и на следующее утро, когда Сарвабхаума читал текст, он увидел Вишну. Написано, что Вишну – это предмет нашего поклонения, будем мы Ему поклоняться изо всех сил. Он взял и изменил «Вишну» на «Кришна», потому что ему вчера объяснили, что Вишну – это лишь проявление, не Он конечный субъект почитания, а Кришна. Он пришел к Махапрабху и сказал, что здесь мы Вишну поменяли на Кришну, так будет правильней. Махапрабху сказал: «Нет, возвращай обратно, потому что с нашей точки зрения Вишну и Кришна – это одно и то же». Последний какой еще вопрос? Нет? Ну и хорошо. Конечно, нужно такие беседы переносить в более комфортные условия.

Собеседник: Ну у меня как-то нагрелись [неразборчиво]…

Б. Ч. Бхарати Свами: Конечно, вы дышали так, дышали. Ну просто в палатке 12 человек, не расслабишься тут, такие физические нагрузки в течении дня.

Собеседник: Не как в Пури, Махарадж.

Б. Ч. Бхарати Свами: Не как в Пури, где можно развалиться пузом кверху под шум моря. Да, где можно выйти и купить манго, арбузы.

Собеседник: Кокосы.

Собеседник: Ну кокосы тут есть, в принципе.

Собеседник: Да, целый мешок. Они сушат.

Б. Ч. Бхарати Свами: Не во льду?

Собеседник: Нет.

Б. Ч. Бхарати Свами: Сейчас это озеро во льду было? Вот сейчас был лед, вы его видели издалека?

Собеседник: Нет. Оно за хребтом. Погода испортится.

Б. Ч. Бхарати Свами: А, жалко.

Собеседник: Мне вчера ребята показывали фотографии недавно были, там такая кошка…

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну это был волосатик, и он ходил туда.

Собеседник: Куда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну он вообще каждый год это делает, этот, который здесь, вы их не застали. Маниши?

Собеседник: Маночи.

Б. Ч. Бхарати Свами: Он фанат трекинга, он все знает здесь – Бадринатх, Тапован и еще выше.

Собеседник: О, может, он тогда нас проведет из Гомукха в Кедарнатх?

Б. Ч. Бхарати Свами: Дорогу он знает.

Собеседник: А сам ходил?

Б. Ч. Бхарати Свами: Он все здесь обходил. Он говорит, как школу закончил, так и сразу, говорит: «Я без этого уже не могу, спускаюсь и не могу смотреть на все эти…»

Собеседник: Там, конечно, людей совсем нет.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну он, по-моему, один никогда не ходил, вдвоем ходили, но так, чтоб сам… Он перебирался, рассказывал, по-моему, из Гомукха…

Собеседник: Ну есть Тапован, во-первых, можно пройти из Гомукха, и потом два варианта – это либо Кедарнатх, либо Бадринатх, но в Бадринатх очень суровый маршрут.

Б. Ч. Бхарати Свами: Значит, Бадринатх, он сказал, что туда надо идти с веревками и обратно, там есть одно место, которое очень сложно преодолеть, но он преодолевал.

Собеседник: И там на 8-9 дней на ледниках.

Б. Ч. Бхарати Свами: И он прямо показывал границы ледника на карте.

Собеседник: Что ж он отсюда уехал, надо же было пешком отсюда в Ганготри идти.

Б. Ч. Бхарати Свами: Можно пройти, и это в человеческих силах, но там, говорит, есть одно место сложное действительно, но можно в Ганготри пройти.

Собеседник: А чем сложное место?

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну, короче, там с экипировкой надо и очень опасно, там ущелье. Там, говорит, есть узкое место, где ты идешь, где-то такое узкое место и там вниз километр обрыва, а с этой стороны, я не понял, тоже километр обрыва или наоборот, и там сложно идти. Он шел один раз, а второй раз, говорит, не пойду.

Собеседник: Мы с ним ходили на Сапта-риши, раньше здесь очень интересно, раньше здесь больше паломников было, чем сейчас прямо существенно, и местами сохранилась прямо древняя дорога. Раньше туда вела дорога, вымощенная камнями.

Собеседник: Лучше показать.

Б. Ч. Бхарати Свами: А вот за Сапта-риши есть еще дальше маршрут?

Собеседник: Сложно сказать, но навигатор мне показал какую-то деревню, к ней вообще не подходит ни каких троп, ни дорог, ничего.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну такого быть не может, как они там выживают? Козы, молоко…

Собеседник: Ну она где-то за, где-то в Гималаях за Сапта-риши, ну может еще километров 30.

Б. Ч. Бхарати Свами: Вот, здесь же можно и на Кайлас идти, потому что мы же не далеко от границы.

Собеседник: Через Бхадаринатх.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да, через Бхадаринатх там уже…

Собеседник: Отсюда далековато, лучше через Кедарнатх и Бадринатх.

Б. Ч. Бхарати Свами: И там уже дорога на Кайлас, но это уже Китай.

Собеседник: Но вот про Сапта-риши…

Б. Ч. Бхарати Свами: Вы говорите виза, а там что, прям пограничники стоят? По-моему, там…

Собеседник: Стоят, да, с индийской стороны индийские, с китайской – китайские.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да? Мне казалось, там просто перевал и никакие пограничники, просто через гору переходишь и привет.

Собеседник: Ну не знаю, я перебирался через перевал 4200, которых в Непал, там стояли пограничники еще раньше. Но там было легко, 25$ можно было заплатить, и в Непале. Они прямо печать ставили в паспорт.

Б. Ч. Бхарати Свами: А по-моему, если есть индийская виза, то Непал… У них типа как с Белоруссией.

Собеседник: Непал они просто отметку ставили, брали 25$ за это, и все, там 4200 перевал.

Б. Ч. Бхарати Свами: Горная болезнь чувствуется?

Собеседник: Да нет, была уже акклиматизация. А тут идешь, местами речки и прямо через них мосты наведены.

Б. Ч. Бхарати Свами: Каменные?

Собеседник: Каменные мосты, то есть из плитки каменной.

Б. Ч. Бхарати Свами: А чем же они упираются?

Собеседник: Через них сочится вода внизу, ну там на большие камни положены такие плоские камни сверху и прям переход через речку. Значит, это совсем древний путь, когда еще ходили Пандавы, с тех времен.

Собеседник: Возможно, то есть определить на глаз сложно, в лесу они вообще уже почти заросли и их практически не видно, а там наверху, где кончается растительность, можно увидеть прямо.

Б. Ч. Бхарати Свами: Старые тропы.

Собеседник: Это не тропа, это дорога.

Б. Ч. Бхарати Свами: Раз дорога, значит, на лошадях там ходили.

Собеседник: Возможно, по такой дороги можно было пройти с лошадью, с ослом.

Б. Ч. Бхарати Свами: Да, вот такой квест в жизни. Значит, вы говорите, Вайшнав должен семь вершин покорить?

Собеседник: Я не говорю, что должен, откуда это? Значит, Махарадж сказал, что Вайшнав должен покорить семь вершин, а я не говорил.

Б. Ч. Бхарати Свами: Не говорил, но думал.

Собеседник: Махарадж читает мысли.

Собеседник: Ну да.

Собеседник: В общем, я подумал, Махарадж сказал. Инструкция понятна?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, конечно, это не важно.

Собеседник: Причем без ослов.

Собеседник: Нет нет, ни в коем случае.

Б. Ч. Бхарати Свами: А Санджив говорит, что там вертолеты летают.

Собеседник: Летают, да.

Б. Ч. Бхарати Свами: И он будет на вертолете в этот раз.

Собеседник: Санджив будет с вертолетом?

Б. Ч. Бхарати Свами: В этот раз да.

Собеседник: С пилотом?

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, там коммерческие вертолеты, они тебя в…

Собеседник: Кедарнатх.

Б. Ч. Бхарати Свами: В Кедаранатх он на вертолете пойдет, так что, мы тоже можем или так или сяк, ногами 18 км.

Собеседник: Одни ногами, другие…

Б. Ч. Бхарати Свами: Вертолетом.

Собеседник: А если мы не сможем ногами?

Собеседник: Там написано, что не сможем.

Б. Ч. Бхарати Свами: Если 18 км – это два дня идти, девять и…

Собеседник: Нет, за один день поднимемся и спустимся, там заночуем.

Собеседник: Вы – это кто?

Б. Ч. Бхарати Свами: Все. Мы просто сегодня смотрели, мне кажется, что все-таки это два дня. Просто смотрите, там, во-первых, перепад высоты, мы начинаем с трех, а дальше 4400.

Собеседник: Что-то много.

Б. Ч. Бхарати Свами: Это в Таповане, а в Кедарнатхе?

Собеседник: 3800.

Б. Ч. Бхарати Свами: А дальше?

Собеседник: Сейчас я посмотрю.

Б. Ч. Бхарати Свами: В Тапован мы не пойдем, да?

Собеседник: Ну Махарадж, если вы хотите, пойдем, я б сходил.

Б. Ч. Бхарати Свами: Это девять километров, да?

Собеседник: Недалеко совсем.

Б. Ч. Бхарати Свами: Девять?

Собеседник: Ну может, не знаю.

Б. Ч. Бхарати Свами: Или пять?

Собеседник: Кедарнатх, написано, 3584 метра.

Б. Ч. Бхарати Свами: Или вертолет.

Собеседник: Тут вертолет есть.

Б. Ч. Бхарати Свами: Кстати говоря, может быть, на лошадях? Или осликах, на ослике нормально, едешь себе покачиваешься.

Собеседник: Да нет, потом спина болит.

Собеседник: А какой он, дорогой?

Собеседник: 5.000 рупий.

Третий собеседник: А в этом написано 200$.

Б. Ч. Бхарати Свами: А 200$ – это 12.000.

Собеседник: Мне кажется, это слишком.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ребята, это, пожалуйста, вертолет.

Собеседник: От 5.000 до 12.000, разброс цен.

Собеседник:В зависимости от качества вертолета.

Третий собеседник: Там не написано, то ли 120$, то ли 200.

Б. Ч. Бхарати Свами: Если надежный вертолет, то 200, если не очень, то 5.000 рупий.

Собеседник: Парашюты не выдают.

Б. Ч. Бхарати Свами: А там бесполезно. Да там ерунда, там перепад 500 метров.

Собеседник: А идти сколько?

Собеседник:Давайте сначала завтра доедем до Ганготри, у нас еще Ганготри впереди.

Б. Ч. Бхарати Свами: Какой у нас план? Ганготри.

Собеседник: А из Ганготри завтра…

Б. Ч. Бхарати Свами: Дальше транспорта нет после Ганготри.

Собеседник: А ослы?

Собеседник: От Ганготри транспорта нет, кроме как на осликах. Не знаю, докуда они нас дотащат, ослики, но мы же все спортсмены, поэтому мы понесем рюкзаки ж сами…

Б. Ч. Бхарати Свами: А Сита еще понесет ваш.

Собеседник: Ну, чтобы развиваться…

Собеседник: А Амала Канта кого понесет?

Б. Ч. Бхарати Свами: А она кого-то, кто уже с рюкзаком.

Собеседник: Ну я уступаю место Махараджу, поэтому вы понесете Махараджа с рюкзаком.

Собеседник: А я кого понесу тогда?

Б. Ч. Бхарати Свами: Того, кто понесет меня с рюкзаком. В общем, дотуда мы идем осликами.

Собеседник: Я надеюсь, что мы срежем, здесь есть короткая дорога.

Собеседник: Какая-то деревня.

Третий собеседник: Я смотрел по навигатору, когда мы проезжали, и там указатель был прям на Ганготри, была вывеска. Когда мы приезжали, помните, перед тем, как ночевали в предыдущей гостинице.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ширваса.

Собеседник: Перед этим был полицейский, который останавливал, оттуда дорога в Ганготри.

Собеседник: В этой деревне можно заночевать под навесом.

Б. Ч. Бхарати Свами: Она девять километров.

Собеседник: Есть еда и для паломников, там же можно заночевать под навесом. Через 14 км, не доходя четыре километра до Гомукха, есть гостиница, 400 рупий за койку, рядом находится ашрам.

Б. Ч. Бхарати Свами: От Ганготри до Гомукха всего 18 км.

Собеседник: Тут написано 18-19.

Б. Ч. Бхарати Свами: Значит, это Ширваса через девять километров, потом четыре и пять. Вот через четыре километра какая-то еще деревушка, а потом Гомукх.

Собеседник: Местечко Боджваса через 14 км.

Б. Ч. Бхарати Свами: Как это через 14 км? Тут ошибка. А, до Гомукха 14.

Собеседник: Не доходя четыре километра до Гомукха, в местечке Боджваса, есть гостиница. Здесь написано: «Если вы собрались проделать это пешком…»

Б. Ч. Бхарати Свами: Дальше там уже ничего нет.

Собеседник: Смотрите, тут написано: «Если вы собрались проделать это пешком, то лучше выходить рано утром, чтобы вернуться в Ганготри затемно».

Б. Ч. Бхарати Свами: Туда 18, обратно 18 и вернуться?

Собеседник: Так написано, видимо…

Собеседник:Я думаю, речь об обратном пути.

Собеседник: Написано: «Вся дорога туда-обратно занимает около 10-12 часов. Если вам тяжело идти пешком, можно нанять мула».

Б. Ч. Бхарати Свами: Что за 12 часов можно 38 км пройти?

Собеседник: Понятия не имею, это вот…

Собеседник: Это если сильно подготовленные.

Собеседник: Нет 3800 в час – это неторопливый шаг, потому что там же дорога.

Б. Ч. Бхарати Свами: Ну посмотрим, я не думаю, что у нас получится за один день туда и обратно.

Собеседник: Да нет, мы не будем ходить туда-обратно, за один день это сильно много, мы за два дня пройдем.

Б. Ч. Бхарати Свами: Зайдем в Гомукх, там переночуем и пойдем дальше.

Собеседник: Кто-то пройдет часть, заночует в Чербасе, может быть, кто-то вообще не пойдет, кто-то пойдет еще и в Тапован.

Б. Ч. Бхарати Свами: Тапован – это еще пять километров дальше

Собеседник: Дальше и в бок.

Б. Ч. Бхарати Свами: Тапован 4400.

Собеседник: Гомукх 3800.

Б. Ч. Бхарати Свами: То есть там очень высоко идти.

Собеседник: Ну вообще да, на пять километров перепад в 600 метров… Да не, нормально.

Б. Ч. Бхарати Свами: Но нужно спать где-то в помещении.

Собеседник: Палатку-то зачем брали, Махарадж? У вас же теплая, большая палатка

Б. Ч. Бхарати Свами: Почему она у меня теплая? Она обычная палатка. Я первый раз от вас узнал, что, оказывается, палатки бывают теплые, бывают с воздушной прослойкой.

Собеседник: Так, встаем в полшестого, выходим в шесть.

Б. Ч. Бхарати Свами: Завтра?

Собеседник: Да, если это еще не сегодня, то завтра.

Б. Ч. Бхарати Свами: Завтра мы во сколько будем в Ганготри? Просто на счет йоги.

Собеседник: В семь за нами приедут ребята на джипах.

Б. Ч. Бхарати Свами: Значит мы в семь, грубо говоря, выезжаем. Ехать туда сколько километров?

Собеседник: Вверх туда немного, километров 150.

Собеседник:То есть опять день, мы 200 ехали два дня.

Третий собеседник: Из-за пробок, здесь последние мы быстро ехали.

Б. Ч. Бхарати Свами: Надо рассчитывать, что мы едем 30 километров в час, наша средняя скорость.

Собеседник: Вот она рассчитана на 30 км, поэтому за пять часов должны доехать плюс еще там.

Б. Ч. Бхарати Свами: Плюс пара часов.

Собеседник: Заблудиться можем.

Б. Ч. Бхарати Свами: Нет, заблудиться нет, но мало ли, выйти…

Транскрипция: Сарвабхаума Дас

Корректор: Вишнуприя Д. Д.

+4

Другие материалы раздела

2017-06-25

«День йоги»

2017-07-09

«Турьям — четвёртое»

2017-07-14

«Внешний облик преданного»

2017-07-14

«Мой преданный никогда не сгинет»

2017-07-16

«160 километров южнее Дели»

2017-07-23

«Я душа»

2017-07-30

«Зачем мы поём мантры на санскрите?»

2017-08-04

«Общение с майавади»

2017-08-06

«Чёрное Всё»

2017-08-13

«Личность VS организация»

2017-08-13

«Атмасфера»

2017-08-20

«Любовь невозможна между неравными»

2017-08-21

«Беспредельное, меняющее пределы определений»

2017-08-21

«Душа существует в сознании Высшего Наблюдателя»

2017-08-22

«Социальная адаптация»

2017-08-23

«Йога и Вайшнавизм»

2017-08-24

«Радхарани — Царица Служения»

2017-08-25

«Лила выше, чем среда сознания»

2017-09-10

«Питание в контексте йоги»

2017-09-17

«Батл: Плоская Земля VS Шарообразная»

2017-10-03

«Ночлег у истоков Ямуны»

2017-10-20

«Беседа в индийском поезде»

2017-11-05

«Полёты над Землёй»

2017-11-19

«Карма & Йога»

2017-11-19

«Яблоко неверия»