Вы здесь:  / Свами Б.Ч. Бхарати 2008 / «Душа и личность суть одно»

«Душа и личность суть одно»


«Душа и личность суть одно» | Лекция Б.Ч. Бхарати Свами 2008 год (скайп каст)

https://www.youtube.com/watch?v=F0p-02nZ8yE

ДУША И ЛИЧНОСТЬ СУТЬ ОДНО

# 00:00

Три угла зрения на сознание

Б. Ч. Бхарати Свами: Он говорил, когда он получил Нобелевскую премию за то, что он описал механизм, описал, что происходит в голове, когда мы видим. Но в своей нобелевской речи он сказал: «Я не знаю, что значить «видеть». Я могу описать, что происходит на электрохимическом уровне в коре головного мозга, когда человек воспринимает, но я не могу объяснить, что значит «воспринимать»». И поэтому такая вещь, как сознание, осталась за рамками науки. Все понимают, что сознание существует, но это понятие ненаучное. Вот поэтому я с вами согласен, с точки зрения священных писаний тоже бессмысленно говорить о душе и о сознании, потому что для одних одно – священное писание, для других другое – священное писание, поэтому недаром он сказал: «Может быть, давайте мы возьмём третью основу для обсуждения, личный опыт», но повторюсь: не чувственный опыт, а субъективный опыт. Опыт, который приходит к нам не когда мы нюхаем и трогаем, не когда мы видим, а когда мы ощущаем это в глубине себя. С точки зрения субъективного опыта, точно так же, как все мы знаем, что существует сон или, точнее, сновидения, так же мы знаем, что существуем мы, существую я. И вот это вот «я» без ярлыков: человек, животное, большое, маленькое, старое, больное, мужчина, женщина, вот без всего этого, просто «я» – это и есть душа. И дальше вы совершенно правильно сказали, теперь на эту душу мы можем навешать нравственные основы, а можем навешивать общественный опыт, можно навешивать семейный опыт и так далее.

# 02:18

Душа носит багаж прошлых жизней

Насколько это вообще существенно, откуда это берётся? Какая разница откуда это берётся? Сам факт того, что, несмотря на внешние воздействия, непонятным способом мы бываем сами себе на уме, вот достаточно одного этого факта. А вот откуда это берётся, разве это так важно? Ведь если я вам скажу, что из прошлых жизней душа переносит латентный, подспудный опыт и в этой жизни этот опыт у неё проявляется, ведь это будет с точки зрения науки совершенной белибердой.

Мы с вами об этом не договаривались, мы с вами не договаривались, это вы с кем то другим разговаривали. Мы с вами ни когда не договаривались, что души нет. Я вам сказал, что с точки зрения науки нет души. Может быть, вы меня поняли, что если с точки зрения науки нет души, то её и вообще нет, но тогда с точки зрения науки не существует и единицы, двойки, тройки. Сколько углов у единицы?

А я вам объясняю, душа от личности не существует отдельно.

Так. Откуда вы знаете, что он нехороший? Ну и ладно, значит, когда вас кто-то зарежет, то он тоже будет считать, что вы тоже нехороший человек. Нет, давайте такого нет, что действительно он нехороший. Что значит «действительно нехороший»? Не часть вашей личности, а вы переселяетесь, у личности нет частей.

# 04:05

Страдания как ответственность за свои поступки

А это и не требуется. Вы будете страдать, и всё. Вы родитесь слепым, калекой, уродом, идиотом. От вас не требуется ничего помнить.

Да, пожалуйста, делайте. Смысл в том, что когда вы будете с детства страдать, вы будете задавать себе вопрос: «А за что я страдаю?», и, возможно, вам придет ответ, что страдаю я потому, что совершил некогда что-то ужасное, и сейчас должен за это расплачиваться. И тогда у вас появится чувство справедливости по отношению к себе со стороны некой высшей силы. И тогда у вас пропадёт озлобленность, и тогда вы будете, если вы поймёте, что страдаете вы сами за свои поступки, что никто не виноват в ваших страданиях, кроме вас самих, тогда вы будете более осмотрительно относиться к тому, что вы делаете. Тогда, прежде чем пойти наказать действительно плохого человека, как вы говорите, вы несколько раз подумаете, а действительно ли этот человек плохой или он плохой, потому что он ущемляет ваши своекорыстные интересы, но если вы этого не поняли, то вам дастся ещё одна возможность и ещё одна возможность, пока вы не поймёте.

Видел. Не понимаю вопроса: «Много?» Ну я не считал сколько. Это так существенно, сколько я видел? И какая разница, видел я два инвалида или двадцать? Какая разница? Ну я видел точно больше двух, а может быть, я видел и двадцать, может быть и тридцать. Я с ними не общался, я не знаю.

# 06:16

Найти своё место в жизни, или драгоценное внимание

Кроме того, я не знаю, что значит «добиться чего-нибудь в жизни». Если вы мне объясните, что такое «добиться чего-нибудь в жизни», тогда я попробую вам ответить. Простите, что такое «найти своё место в жизни»? Найти признание среди людей? Вы это имеете в виду? Что такое найти своё место в жизни? Вы же сами употребили это слово, нет, давайте не отклонятся. Что значит «найти…» Нет, подождите, я здесь ведущий, да? Я вам задаю вопрос в таком случае. Если вы будете задавать вопрос и не будете сами знать, о чём вы спрашиваете, тогда у нас не состоится с вами разговор. Значит, я повторяю своё уточнение: что значит «найти своё место в жизни»? Ну да, я повторяюсь, что это значит? Снискать признание среди людей? Что значит «профессионал»? Кто оценит, хорошо он рисует или плохо? Другие люди, правильно? Значит, найти своё место в жизни – это снискать хорошее мнение среди людей.

Да причём тут продажи? Мы же говорим… Ну не продажи, просто признание, когда люди говорят: « О, какой замечательный художник!», а он ничего им не продаёт. Признание, ведь оно не меряется деньгами. Оно меряется вниманием, то есть он рисует, а на него обращают внимание, денег ему не дают, но внимание обращают – это значит найти своё место в обществе, среди людей или, как вы говорите, в жизни. Ну ладно, понятно, я чувствую, вам сказать нечего больше, да? Значит, чтобы подвести…

# 08:03

Справедливость – существование высшей силы

Давайте я подведу черту. Значит, вы, вы сами не знаете разницу между душой и личностью. Я вам просто советую подумать над этим, что душа и личность, оказывается, это одно и то же. И в страданиях и в удовольствиях виноват не кто-то, а именно ты. И если тебе довелось страдать в этой жизни, даже с самого детства, это, наоборот, тебя должно натолкнуть на мысль о том, что, значит, я жил ещё когда-то. Если мир устроен справедливо, если у мира есть нравственные начала, которые мы называем Господом Богом, значит, здесь нет места несправедливости, нет места дисгармонии. Если я страдаю, это, значит, я страдаю по какому-то предрешённому закону, даже если я не помню своих прошлых злодеяний, но это высшая сила, которую мы называем Богом, заставила меня страдать, значит, Она это сделала по справедливости, значит, меня это натолкнуло на мысль: «Отныне я должен поступать так, чтобы не страдать в будущем». Сам факт того, что люди страдают с самого детства, означает, что у них до этого были ещё жизни, ещё детство, и до этого они были стариками в прошлых жизнях, и до этого они ещё были молодыми и так далее.

Если бы мы страдали ни за что, это значит, что мир был бы несправедлив. Если бы мир был бы несправедлив, значит, у него не было бы справедливого создателя, справедливого задумщика. Если бы у него не было справедливого задумщика, то не было бы законов, то есть был бы сплошной хаос, а если бы был хаос, тогда бы в вашей голове не родился бы вопрос о справедливости, потому что хаос был бы уже законом, и тогда бы вы не искали справедливости. Вы не искали бы разрешения этой вечной проблемы: «За что же я страдаю?»

# 10:41

Варианты прекращения страданий

А если вы ищите, то, значит, в вас внутри зашито, в вашем биосе зашит поиск чего-то, поиск справедливости. Это значит, она где-то есть, это значит, мир справедлив. И если вы страдаете, первое – вы можете прийти к выводу, что я страдаю по справедливости, а второе – ещё лучше, если вы придёте к выводу, что я страдаю из-за того, что я неправильно смотрю на себя, из-за того, что я мыслю себя плотью, а страдает прежде всего плоть, из-за того, что я мыслю себя умом, то есть я мыслю себя вот этой, как вы говорите, памятью или вот этим нравственным существом, из-за того, что я себя отождествляю с мыслью и плотью, может быть, я из-за этого страдаю? Чтобы перестать страдать, мне либо надо поступать…

Простите меня, пожалуйста, Латвия Сейлор, я пользуюсь правом ведущего и сам решаю, затянулось резюме или нет. Ладно? Вот потому что как бы это просто моё право, простите. Так вот, первое – чтобы избавиться от страданий, нужно либо поступать согласно закону (давайте называть – закону Божьему или высшему закону), второе – понять, что это лучше, что я не страдаю, но не увещевать себя, не вкачивать в себя такой тренинговый опиум: «Я не страдаю, я не страдаю, я не страдаю», а понять, что то, что страдает, не есть я. Понять, что страдания, безусловно, существуют, но это страдания не мои, это страдания моей оболочки, и, покуда я буду отождествлять себя со своей оболочкой, я буду страдать.

# 13:13

Предопределение и поведение

Предопределение – это, если так можно выразиться, бессознательная сила или такой закон-каток, который катится в одну сторону. Мы можем под него попасть, а можем под него не попасть, то есть это некий закон: если вы действуете так, то вы будете наказаны; если вы действуете иначе, то вы будете вознаграждены. В этом заключается предопределение – закон предопределён, закон нельзя изменить. С другой стороны, своё поведение по отношению к этому закону можно изменить. Как в государстве, есть закон – это предопределение, высшая власть в государстве устанавливает закон. Мы, граждане, не можем его изменить, но мы можем изменить своё поведение по отношению к этому закону: мы можем соблюдать закон, и тогда мы будем получать какие-то блага от этого государства, а можем идти наперекор этому закону, и тогда именем закона нас будут карать. И если человек испытывает в этой жизни печаль или радость, то это предопределено общим законом, но также это является следствием его прошлых поступков. Да, пожалуйста.

# 15:00

В ворота смерти душа проходит нагой

Правильние сказать, что вы и есть личность. У вас нет личности, у вас нет души. Вы и есть та самая душа и та самая личность. Просто говорите «я». Я переселюсь куда-то после смерти, тело. Но мы же с вами договорились, что личность и вы – это одно и то же. Как же вы себя лишаетесь? Мы же с вами уже договорились. Зачем возвращаться к этому? Это вы. Она не складывается. Это ваше представление, это ваш опыт, это ваше нравственное ядро, это всё – надстройка на вас, но вы личность. Вот то всё вы можете терять. Вы, так сказать, пролезая в это маленькое отверстие, которое называется смертью, вы оставляете, вы голенький пролезаете, вы всё за плечами оставляете, сзади: и ваше нравственные принципы, и знание таблицы умножения, и расписание электричек в Подмосковье. Всё это вы забываете, оно вам уже не нужно. Это как если бы вас отправили на космическом корабле так далеко, что обратно топлива не хватит уже, то есть навсегда, то, естественно, вы бы не взяли с собой ничего, что вам нужно было бы здесь, на Земле, потому что вам оно никогда не пригодилось бы, ведь верно? Вот точно так же всё, что мы узнаём, всё, что мы испытали, всё, что мы помним, о чём мечтаем в этой жизни, оно в этом путешествии за гранью жизни и смерти нам уже не понадобится, мы это всё оставляем. У нас остаются смутные-смутные стремления к счастью, к радости, но эти стремления не формируются, они не приобретают образов.

# 17:02

Самоочевидные вещи

Вот сейчас, например, наше счастье имеет вполне определённые очертания – это большая зарплата, или лучший автомобиль, или ещё что-нибудь, или там хороший отпуск на Канарах. То есть есть какие-то очертания, вот радость, она имеет какое-то очертание. Когда мы переступаем через порог жизни, у нас по-прежнему есть стремление к счастью, от него нельзя избавится, или стремление к лучшему, но это лучшее не имеет осязаемых очертаний, а вот просто я хочу, чтобы было лучше.

А вам не надо прилагать к этому усилий, потому что это самоочевидно. Это всё равно что спросить себя: «Вот завтра я проснусь и захочу кушать. А как я определю, что это я захочу кушать?» Вы же себе не задаёте вопрос: «А как же завтра я узнаю, что это я захочу кушать, а не сосед мой?» Да никак, это будет просто самоочевидно. Вы же не спрашиваете себя: «А это я хочу есть? А это я хочу по маленькому или может быть не я?»

Так вы себя всегда будете осознавать. Пока вы лежите в отключении – да, но когда вы просыпаетесь, вы не задаёте себе вопрос: «А кто это смотрит вокруг?» Это всё равно я смотрю. Вот это самое «я» и есть душа, или личность. И это «я» может задавать себе вопрос: «Кто я такой? Сколько мне лет? Откуда я взялся? Какого я пола?» Эти вопросы вполне уместны, но вопрос: «А я ли это?» бессмыслен, потому что это самоочевидно. Вы можете подойти к зеркалу и спросить: «А я ли это?» Вопрос уместен, потому что то, что на вас смотрит в зеркале, может быть и не вы, то есть это может быть ваше отражение, но какая-то картинка. А вот я ли это, кто себе задает вопрос о том, я ли это? Вот это точно вы. Это самоочевидная вещь.

# 19:36

Эффект медитации

Но вот здесь и предлагается расстаться с тем, что заложено. Я читал об одном эксперименте. Значит, человека поместили в темную комнату и постарались лишить его знакомых нам ощущений. И, значит, человек ничего не видит, он перестаёт что-то видеть. Возникает вопрос: а существую ли я, когда я ничего не вижу? Естественно, любой здравомыслящий человек ответит на этот вопрос положительно. Конечно, я существую, если я ничего не буду видеть, я всё равно буду существовать. А если я ничего при этом не буду слышать, буду ли я существовать? Не мои слуховые ощущения, а вот я сам? Конечно, я буду существовать. А если отключить у человека обоняние, будет ли он существовать? Будет. А если осязание? Тоже будет существовать. А если отключить ему вкусовые ощущения? И при этом он тоже будет существовать. Оказывается, мы с вами существуем, даже отключившись от внешнего мира. Но что тогда остаётся? Вы можете сказать, что тогда остаётся память и остаётся опыт, остаются мысли. Совершенно верно, но до поры до времени. Так вот, человека держали в таком состоянии некоторое время, пока он не просто отключился от внешних раздражителей, а он стал забывать о своём опыте, он стал забывать о своих некогда ярких ощущениях. И вот эта память стала тускнеть, тускнеть, тускнеть, пока практически не исчезла, и потом, когда его вывели из этого состояния, он сказал: «Я существую, я действительно существую. Я ничего не помнил, потому что память стёрлась, но я знал, что я есть, я знал, что я не есть вот эта плоть, и я знал, что я не есть мысли». Потому что на каком-то этапе человек вдруг увидел себя, отличного от своих мыслей, но это, так сказать, грубо повторили эффект медитации йоги.

Йога-медитация как раз проходит все эти самые этапы, когда йог уходит в уединенное место, и сначала отключает себя от чувственных объектов – это цвет, запах, поверхность, вкус, звуки, и потом йог стирает у себя память, то есть он направляет свой мысленный взор внутрь себя и постепенно память о его прошлых впечатлениях, его прошлых ощущениях вообще уходит на нет, и он остаётся наединые с самим собой.

Вообще, в практике йоги не нужно этого делать, не для того йог уходил из этого объективного мира, чтобы потом вернуться в него.

Нет, есть, конечно, артисты, которые, испытав это, испытав прикосновение к себе… То есть есть люди, которые уходили в себя, испытав этот, как говорят, трансцендентный или внечувственный опыт самоосознания, потом возвращались снова и становились большими учителями и учили других, чтобы испытать другое ощущение – ощущение невероятной признательности им за то, что они такие великие спасители. Но в практике йоги это уход полный, уход из объективного мира, уход в себя.

# 24:07

Осознание себя частью не этого мира

Их перечисляется восемь, но я по личному опыту не могу вам ничего сказать, потому что у меня не было таких, у меня нет и не было таких качеств.

Нет, я не встречал, а если и встречал, то он никогда не признается. Скорее всего, не встречал, но из истории можно предположить, кто обладал такими качествами.

Да, но, видимо, из истории можно обозначить таких людей. Скажем, европейская история, я бы назвал Сократа. Я думаю, Лев Толстой обладал такими качествами. То есть это качества не от мира сего, это осознание себя не частью этого мира.

Как, знаете, как мы смотрим на тело, и нам кажется, что это наше тело. Оно вроде действует, оно глотает, оно смотрит, оно ходит, оно берёт и бросает что-то, но, когда наступает так называемый момент смерти, оно распадается на стихии. Так вот, нужно понять, что эти стихии никогда и не собирались вместе. Это нам казалось, что химические элементы собрались вместе и образовали наше тело. На самом деле эти химические элементы, молекулы там и атомы до сих пор не знают, что они, оказывается, наше тело. Они живут своей жизнью, электроны вращаются вокруг протонов, там кислоты между собой соединяются, вот им собственно всё равно, где они это делают, под землёй, в воде, на небе, а нам почему-то кажется, что они это делают, потому что они наше тело, что я заставляю эти химические реакции происходить, я их катализирую. На самом деле они между собой сами как-то там общаются и даже и не знают, что они являются нашим телом. И когда мы умираем, то есть нам кажется, что тело умирает, на самом деле это просто химические элементы растворяются и вступают в реакцию с себе подобными, и начинается какая-то другая реакция. Потом нам кажется, что из этой массы материи, из этой жижи снова выкристаллизовывается нечто, и мы это называем моим телом, обозначаем его каким-то именем, обозначаем его какими-то свойствами. На самом деле какое имя может быть у нашего тела? Это совокупность твёрдого вещества, жидкого вещества, газообразного, плазмы и пространства. Они вместе, нам кажется, соединяются, и мы называем это телом, на самом деле они живут своей жизнью. Нам кажется, тело рождается и тело умирает. На самом деле на субатомном, на электронном уровне, ничего этого не происходит. А где это происходит? Где происходит смерть? Где происходит рождение? Где происходит захват чужой территории? Или где происходит сделка купли-продажи с недвижимостью или ещё что-нибудь в этом роде? Это всё происходит в нашей голове, в наших мыслях. На химико-электронном уровне ничего такого не происходит. На электронном уровне не происходит сделок с куплей-продажей, не происходит вероломной агрессии на рубежи нашей родины, с точки зрения химии и квантовой механики ничего этого нет. Всё это в наших головах. Точно так же как…

Абсолютно верно, да.

Так что, у тела нет ни имени, ни свойств. Тело не может быть ни молодое, ни старое, ни мужское, ни женское, только потому что электрон не мужчина и не женщина. И рибонуклеиновая кислота или как её там называют? Она же тоже не мужская, не женская. Да даже стол не мужской и не женский. Стол мужского или женского рода? Да, скажем, во французском это может быть женского рода, а в русском мужского рода. А кто этому столу приписал женский или мужской род? Так вот, наше тело ничем не отличается от этого физического объекта под названием «стол». Или река, она мужского или женского рода? Например, мы говорим – Темза. Вроде женского рода, а англичане говорят «отец Темза», или Father Thames, а мы говорим – Темза, матушка Волга, а они говорят «батюшка Темз». Это мы в своих головах приписываем свойства природе, присваиваем свойства природе, которых не существует, так же и нашего тела нет. Наше тело не мужского рода, не женского рода, это просто химические элементы. Они не могут быть мужского и женского рода, точно так же как стол не может быть богатым или бедным и тело не может быть богатое или бедное. Стол не может быть русским или евреем 666, так же и тело не может быть русским и евреем, но в наших головах, вот это всё крутится. Эти обозначения крутятся в наших головах, и мы обкладываем себя понятиями типа «богатый», «бедный», «мужчина», «женщина», «старый», «молодой», «больной», «здоровый», но всё это не выходит за границы коры головного мозга, это всё крутится.

# 31:01

Навязанные истины

А потом доброхоты на нас наваливают, нас обвешивают этими понятиями, а мы глупые, то что верим им. И они потом приходят и говорят: «Ты, давай-ка, защищай нашу родину». А ты говоришь: «Какая родина?» – «А вот я тебе сейчас на бумажке нарисую и отошлю туда. Вот это вот граница, а ты там вот сиди и стреляй». А ты ему говоришь: «А как я буду стрелять? С точки зрения химии я же не могу стрелять. Это же просто соединение одного элемента с другим элементом, это даже нельзя назвать стрельбой». А они говорят: «Ты глупости эти брось, наша родина в опасности!» Ты спрашиваешь: «А что значит «в опасности»? Электроны в опасности, они же никуда не денутся?» Вот, и тогда тебя сажают в сумасшедший дом. Нет, говорят: «Мало того, что ты с ума сошёл, ты ещё и других с толку сбиваешь». Ну тебя, может быть, и вылечат даже, ты пойдёшь и будешь служить верой и правдой «отцу отчизны». А потом, когда наступит момент, который принято называть смертью, ты будешь задавать себе вопрос: «Может быть, я не так жил? Может быть, всё это был сон какой-то, а я гонялся за этими призрачными целями, потому что мне их навязывали? Может быть, я упустил в жизни чего-то самое главное? Может быть, я родился ради какой-то цели, осуществить что-то, что я не осуществил когда-то? Может быть, это был ещё один урок, ещё один шанс? А я свою жизнь потратил впустую, гоняясь сначала за знаниями, потом за положением в обществе, потом за признанием, потом за милостью к себе со стороны других, когда вконец ослабел, за лекарствами, за добрым отношением. Я за всем этим гонялся, а может быть, я, собственно, и гонялся не за тем? Может быть, есть что-то другое, ради чего стоило жить?»

И мы гоним от себя эту мысль: «Нет, нет, не может же целый свет ошибаться» и снова пытаемся выкарабкаться. И когда уже мы стоим на краю, тогда эта мысль, что «наверное, я жил не так, наверное, я упустил что-то самое важное в жизни», охватывает всё наше существо, и мы готовы предаться этому, мы готовы начать всё заново и кричим: «Можно ещё раз повторить?», а окружающие смотрят на нас и говорят: «Это у него агония, это у него предсмертный бред». И уходим мы в эту пустоту, в этот свет и снова рождаемся, и снова мы десять месяцев барахтаемся в испражнении и в крови, в кале, в моче в утробе матери и думаем: «Ну на этот раз я точно осуществлю свою мечту. Я узнаю, я докопаюсь до истинны, ради чего всё это, ради чего я, даже не ради чего я существую, а зачем я, для чего я. Вот точно, когда я выкарабкаюсь, выйду из этих испражнений, выйду на свет белый, вот тогда я заживу по-другому». И мы вываливаемся из утробы матери, нас пеленают, нас целуют, нам чешут пяточки и любуются нашей розовой кожицей, и потом говорят: «Какой славный младенец! На тебе ранец, на тебе карандаш и бумагу, иди и учи таблицу умножения, а потом добивайся новых успехов, новых достижений. И не дай Бог, враг снова нападет на нашу родину, тебе прийдется уже с другим ранцем, с противогазом защищать его и с железячкой наперевес». И так продолжается это из жизни в жизнь.

# 35:34

Радость – это я

Да, он отделяет себя от мыслей. Он понимает так же, как несколько времени назад он понял, что плоть – это не я, а я – это сгусток мыслей, точнее, я – это сгусток ощущений, и для ощущений мне вовсе не требуется плоть. Как мы во сне можем вкусно есть яблоко, хотя рядом с нами нет яблока и наш рот не откусывает ничего, тем не менее вкус яблока у нас там, где-то в ощущениях. И он может быть даже более живописней, более отчетливей, чем если бы мы чувствовали его языком. Вот так же человек, или душа, отделив себя от тела, живет какое-то время в ярком мире ощущений, и для этих ощущений вовсе не требуются органы чувств, а требуются сами чувства, сами ощущения. Потом происходит новый прорыв, новый скачок – оказывается, для того, чтобы существовать, при этом существовать не ущербно, не нужны даже ощущения, а достаточно мыслей, что, для того чтобы испытать радость вкуса яблока, не обязательно даже сам не то что физический вкус яблока, а необязателен даже мысленный вкус яблока, то есть не обязательна даже радость от яблока, а достаточно просто радость. Ведь мы гоняемся за ощущениями не ради самих ощущений, а для того, чтобы испытать радость, для того, чтобы испытать удовольствие, наслаждение. Так вот, это наслаждение возможно и без ощущений, и без мыслей. И затем происходит новый прорыв, когда не обязательно испытывать радость не то что от ощущения, а даже просто радость, а достаточно пребывать в себе, и это является самой радостью, то есть ты не испытываешь радость, а ты понимаешь, что ты и есть та самая радость.

# 38:02

Погружение в себя

Но на этом этапе у тебя нет тела, хотя окружающие могут видеть, что кто-то ходит или кто-то сидит, какой-то объект сидит. У тебя нет тела, у тебя нет ощущений и у тебя даже нет мыслей, ты весь погрузился в себя, ты слился с неким светом, который в йоге называется Брахман. Ты стал этим Брахманом, ты слился с ним, ты разлился в нём, ты просто ощущаешь себя. Нет никаких ощущений, включая даже ощущения радости, а есть просто «я». Я слился со всем, это погружение, или слияние с Мировой Душой, или с Брахманом, с Единым Духом.

Да, это уже последний прорыв, когда у тебя нет даже мыслей о том, что существует такая вещь, как ощущения. Ты не то что оторвался от ощущений, а они ушли настолько, что ты даже не знаешь, что они существуют. Это как когда тонущий человек выныривает, глотнёт воздух и снова погружается в пучину, потом снова глотнёт, снова покружатся в пучину, и наконец он вырывается из водной стихии и дышит полной грудью, и тогда он уже не замечает вдохов и выдохов, он не замечает, насколько блаженно вдыхать. Покуда он выныривает и снова опускается в воду, он испытывает радость от каждого глотка воздуха, но когда он вынырнул, для него это становится естественным, и со временем он забывает, какая радость была для него вынырнуть и вдохнуть чистого воздуха. А вот это вот дыхание, или пребывание в естественной для себя среде, становится для него нормой. Так же и душа: она поначалу задыхается в этой материи, она задыхается, окружённая оболочкой вещества, и редкий проблеск ощущения самой себя вне тела является для неё каким-то неземным, чудесным опытом. Если она продолжает двигаться по этому пути с помощью практик каких-то, или в бхакти-йоге это служение Высшему Началу, то вот эти всплески прозрения становятся чаще, чаще, пока наконец душа себя не начинает мыслить вне тела, а тело своё рассматривать как некую тень, следующую за ней по пятам, то есть некий багаж, который нужно нести до поры до времени. Но это тело не является чем-то необходимым для существования, а как некоторый багаж, который до поры до времени должен быть.

# 41:58

Атмарама – черпающий удовлетворение внутри себя

И когда вот это ощущение «я и моя тень, тело, – совершенно разные предметы, разные субстанции» становится естественным, когда мы живём уже, так сказать, в пограничном мире, в неплотском мире, то начинаются новые проблески: самосознавание уже не в ощущениях, а самосознавание в мыслях, и тогда чувственное тело тоже постепенно начинает от нас отделятся, и тогда тенью для нас становится не плоть, как некогда, а мысли. Мы уже отделяем себя от таких вещей, как мысль, что я и мысль – это разные совершенно вещи, разные субстанции. И вот когда эти проблески самоощущения себя без мыслей становятся всё чаще, чаще и чаще, то со временем наступает пора, когда и ум, и мысль – это уже что-то постороннее для меня, какой-то багаж, и я живу не в мыслях, тем более не в плоти, а я живу сам по себе, я атмарама, как говорят священные писания вайшнавские. Атмарама, то есть самодостаточен, для того, чтобы радоваться, мне не обязательно ощущать и не обязательно смотреть на зеленую траву. Вот сейчас, например, нам, чтобы порадоваться… К чему мы все стремимся? Мы стремимся испытывать положительные эмоции, или стремимся испытывать радость, но для того, чтобы испытать радость, нам нужно, чтобы небо было голубое, чтобы нам кто-то улыбнулся, как в этой песне поётся, что «…и хорошее настроение не покинет больше вас». Там смысл такой, что тебе незнакомый паренёк улыбнётся на улице, и хорошее настроение тебя больше не покинет, другими словами, твоё хорошее настроение или твоя радость зависит от того, что тебе паренёк улыбнётся, незнакомый.

Так вот, атмарама – это когда независимо от того, улыбнётся тебе паренёк… А что значит «улыбнётся»? Это у него подтянутся мышцы мимические определённым образом, своего рода судорога произойдёт мимолетная, а тебе покажется, что он тебе улыбнулся. Когда твоя радость не зависит от судорог окружающих, независимо от того, идёт дождь, или паренёк тебе улыбнулся, или поставили тебе трудодень или пятёрку, или дали ассигнации зеленого или красного цвета, твоя радость тебя не покидает, потому что ты сам самодостаточен. Для того, чтобы существовать радостно, тебе не нужны обстоятельства. Но, повторяюсь, это происходит, когда ты сознаёшь своё различие, своё отличие от тела и своё отличие от мыслей, вот так.

Да, до свидания «еврей 666», да? А, Михаил, мы с вами же уже общались, только у вас другой ник был, правильно? Ну ладно, приятно было пообщаться с вами, до свидания. До свидания, всех благ вам. Ну что Ану Кришна, вот Таня Парбус, что то она не спит в такой поздний час. От Таруни, да. Ну ладно, поклоны ей. Она безмолвна правда, но, надеюсь, слышит. Ану Кришна, а вы ещё «Смерть Иван Ильича» на английском языке можете поставить на англоязычный раздел сайта, потому что пусть английцы тоже читают нашу русскую литературу, а не только MTV смотрят. Да не, вы меня не задерживаете. У нас тут ещё, знаете, сколько? У нас тут пол-одиннадцатого, вообще время детское.

# 47:11

Там царит тёмный цвет

Дело в том, что вот в этой пограничной или ничейной земле, как Шридхара Махарадж говорил, «необитаемой земле», нет мыслей, но это полбеды, а нет ощущений, за которые мысль могла бы зацепиться. Ведь мысль не может существовать без объекта мысли. Мы не можем не думать, точнее, мы не можем думать о том, что не имеет качеств. Мы не можем думать о том, у чего нет цвета, нет запаха, нет вкуса. Мысль просто не сможет зацепиться, если нет качества предмета. Так вот, там нет ничего, там неразличимый свет. По-моему, Бхактивинод Тхакур говорил: «Там царит тёмный свет», такая вот противоречивая штуковина. Тёмный в смысле, что ничего не видно, а светлый… Да, ничего неразличимо, а свет, потому что ты ослеплён, но ты ослеплён не темнотой, а ослеплён светом. Вот такой чёрный свет. И душа лишается ощущений, лишается мыслей. Она даже не может думать об этом чёрном свете, потому что у души в этом состоянии нет понятий «чёрное» и «светлое», покуда нет качеств, нет и понятий, потому что понятие – это отражение качества в нашем сознании, то есть она не может определить ничего. Нет времени, потому что нет движения. Душа проваливается в такую чёрную-светлую яму. Да, сон без сновидений.

# 49:45

Стирание границ

Ты есть, но нет движения. Ты не можешь отличить себя от того, что ты видишь. Пусть это будет свет, пусть это будет тьма, пусть это будет нечто, ты просто не можешь провести границу между собою и чем-то извне. Ты пребываешь в самодостаточном состоянии, ты просто есть. Ты сознаешь себя, но при этом ты не отделяешь себя от всего остального, то, что в буддизме называется нирвана. Ты не отделяешь себя от всего остального, но при этом ты сознаёшь себя, но себя, отличного от того, другого, а себя со всем вместе, потому что нет границы между тобой и всем остальным и ты не можешь понять, это я или не я. Человеческим языком, по-видимому, буддисты правы, по-видимому, невозможно обозначить это состояние. На самом деле ты не всё, а ты просто не видишь границу между собой и всем, поэтому тебя и нет.

# 51:19

Материальный мир – расширение моих границ

Здесь мы делаем границу между моим и не моим, и вся наша жизнь протекает под знаком расширения: вот эта граница должна всё время расширятся, моего должно становиться больше, не моего – меньше. И мы так до самой старости этим и занимаемся. В детстве мы физически эти границы хотим расширить, бьём морды друг другу, метим мочой территорию, если нам довелось в четырёхногом теле родиться, и рычим, если кто-то подбежит к месту, где мы помочились. В человеческом обществе мы колышки ставим и ругаемся, если кто-то за этот колышек забежал. Колышек белый – чёрный, белый – чёрный, и написано «Граница». И вся наша жизнь проходит под знаком расширения своего, но при этом граница всегда остаётся: моё – не моё, моё – не моё, с переменным успехом, а враги то захватывают моё, то я захватываю, отвоёвываю свою территорию. Помните как в «Бхагавад-гите» Кришна описывает настрой мышления человека безбожного нрава? Он говорит: «Сегодня я уничтожил этого врага, а завтра уничтожу того врага. Так я буду увеличивать свои владения, и от этого моё счастье будет только прирастать». Я не цитирую, но в таком ключе Кришна говорит.

Когда физически нам становится трудно, то мы пытаемся расширить границы своего с помощью финансовых средств или с помощью обзаведения должников. С помощью увеличения должников, это называется увеличением количества денег. Например, в детстве, когда мы маленькие, мы можем заставить других работать на себя или других подчиняться нам с помощью тумаков, а когда мы вырастаем, мы же не можем всех бить, да? Мы пользуемся такими долговыми обязательствами, которые называются «деньги», и с помощью этих долговых обязательств, «денюшек», мы заставляем других, как в детстве, подчиняться нашей воле. Мы даём бумажку и говорим: «А отвесьте мне фунт изюма». И тебе отвешивают фунт изюма. В детстве мы могли просто залезть на дерево и сорвать себе фунт изюма, а сейчас не можем себе этого позволить. Мы лучше с бумажкой спустимся вниз, в магаз ближайший, и заплатим, и нам дадут фунт изюма, а потом и это становится для нас обременительным, и мы, как в «Евгении Онегине», дядя самых честных правил, когда уже занемог, когда он уже не мог долговые обязательства зарабатывать, денег, он просто заставил уважать их себя. Вот, и лучше выдумать не мог, то есть расширение, а потом приходим к выводу: а лучше всего заставить других подчиняться нашей воле или снискать уважение или внимание к себе остальных – это если я приму отречение, тогда они увидят, что мне нет до них дела, когда я блесну своею мудростью, они сами ко мне прийдут и будут предлагать фунт изюма. Мне даже не придется трудиться, мне можно будет лежать в пещере или в ските своём отшельническом, они сами будут приходить ко мне на поклон и приносить дары земные.

Ну да, например, из руки я пепел создам, а они сами будут прилетать чартерным рейсом и предлагать дары земные, которые они заработали, эксплуатируя природу. Так с чего мы начали? Что вот эти границы мы всё расширяем и расширяем, но границы всё равно остаются, то есть есть я и есть моё, а есть нечто за границей, и вот эту границы я должен расширить. И даже когда я отрекаюсь от мира, то этим самым я провозглашаю, что мир весь мой. Отрекаясь от мира, я не просто немножечко расширяю границу, а весь мир себе захватываю. Мне ничего от этого мира не нужно, потому что он весь мой. Такое вот отречение. И пусть они все узнают, какой я отречённый, и пусть они будут думать обо мне и в думах своих принадлежать мне. Ну другим я нужен, я других… Они просят меня спасти их, и тогда я стану их спасителем.

# 57:21

Путь буддистов – растворение души

Это верно. Да, есть такое. Да, в этом состоянии полного покоя, или безмятежности, граница действительно стирается. Она не видит границ между собою и тем, что когда-то она хотела захватить, освоить. Покуда осваивание продолжается, то есть граница между освоенным и неосвоенным, наступает пора, когда она осваивает всё, как ей кажется. Наверное, так оно и есть, она осваивает всё и разливается во всем, но тогда уходит сок жизни, нет движения, нет расширения границ собственного «я», границ своего. Останавливается всякое движение, и она замирает, пропадает время. Поскольку известно, время там, где есть движение; там, где нет движения, нет времени. Она замирает, и на этом жизнь её заканчивается. Как говорится, в движении жизнь, когда нет движения, расширения своего «я», жизнь останавливается, она успокаивается, впадает в полную безмятежность и самоудовлетворена. Для того чтобы существовать, ей больше ничто не нужно. У неё пропадают ощущения и пропадают мысли. Эта душа растворяется, как капля растворяется в океане.

# 59:18

Вернуть себе естество

Вайшнавы предлагают путь от расширения, наоборот, путь к уменьшению себя – самоуничижение, доведение себя до размеров ничтожных, до размеров предельно малых, до размеров противоположных бесконечно великому, то есть, как Шридхара Махарадж говорит, «стать совершенно негативным по отношению к совершенно позитивному, войти с ним в гармонию», то есть не осваивать, а быть предметом освоения. Душа ужимается до предельно малых размеров, то есть она не то что ужимается, она возвращает себе своё естество. Там, где мы больше единицы, там, где мы представляем из себя нечто значимое, это для нас неестественно, мы…

Да, это на санскрите называется майя. Майя означает «не то», или ещё есть определение майи – мера, или то, что можно замерить. Там, где тебя можно замерить, это не ты, это чуждо тебе. Как говорил Сократ: «Человек – мера всех вещей». Имелось в виду, конечно, не человек, а имелось в виду наблюдатель, то есть зрящий – мера всех вещей, всё меряется им. А как известно, мера – это предельно малая величина. Меру нельзя ничем измерить, напротив, всё остальное можно измерить вот этой самой мерой. Я, наблюдатель, и есть мера всех вещей. Мною меряется всё остальное, а меня нельзя измерять. Как миллиметр нельзя измерять метром, так же понятиями наблюдаемого мира нельзя измерять меня, напротив, собою я могу измерить окружающий мир. Так вот, вернуть своё естество себе – это значит вернуться к состоянию наблюдателя, или измеряющего, осознать себя предельно малой единицей. При этом эта предельно малая единица ничем не измеряется, то есть не измеряется ни цветом, ни запахом, ни вкусом, ни протяжённостью, ни весом, то есть у меня, у измеряющего, у меня, наблюдателя, нет ни вкуса, ни запаха. Почему? Да потому, что это и есть я. Как нос не может себя понюхать, так же и я не могу себя измерить, потому что я и есть мера.

Когда я сознаю себя предельно малой величиной или мерой, когда я сознаю, что я не имею качеств окружающего мира, вот тогда я смогу вступить в отношения с безмерно большим, которого тоже нельзя измерить. И, как известно, не поддаётся измерению лишь два предмета – это предельно малое и предельно большое, или беспредельно малое и беспредельно большое, их нельзя измерить. Первое – в силу своей ничтожности и в силу того, что нет такой единицы измерения, меньше, чем она и есть, а второе – потому что оно очень большое, вернее, не очень большое, а бесконечно большое, его тоже нельзя измерить.

# 63:52

Свойство беспредельного объединяет большое и малое

Осознав себя беспредельно малым, мы можем вступить в отношения с беспредельно большим, потому что вот эти вот свойства беспредельно и беспредельно, в одном случае малое, а в другом случае большое, они и объединяют нас, они и делают нас родственными друг другу. Я беспредельно малый, а он беспредельно большой, и в этом наше родство. Всё остальное, всё, что между нами, всё, что промежуточное, чуждо нам, оно иностранно для нас, не свойственно нам. Поэтому вы говорите: «Ну как же, влившись в это сияние, в этот бесконечный свет, вступить в отношения с реальностью, которая за пределами того света?» А никак, потому что вы идёте не в том направлении: вы идёте к бесконечно большому, вы стремитесь к нему, став им, вы теряете себя, размазавшись, как каша на тарелке, до микронного слоя.

Да, в этом случае душа идёт в другом направлении, тогда как, если она идёт в направлении самоуменьшения, или концентрации, в направлении к точке, она не теряет себя. При этом она по дороге отбрасывает от себя всё ненужное, всё накопленное, всё приобретённое. Вот эти вот обозначения: я такой-то, я другой, я молодой, я старый. Она всё это отбрасывает, покуда не превратиться в точку. Потому что у точки нет свойств, у точки нет никах свойств, кроме одного – она бесконечно малая и неделимая. На латыни это означает индивидуум, то есть неделимый. У точки, или у души, есть одно свойство – она неделима. Что неделимо? Бесконечно малое, она бесконечно малая, неделимая. Всё остальное по дороге, ступая по пути бхакти, или по пути любовного служения бесконечному, она от себя отделяет. Она делится, она отбрасывает от себя значения веса, протяжённости, роста, возраста. Всё это она отбрасывает, отбрасывает, отбрасывает, пока уже ничего нельзя отделить от себя, и остаётся неделимой, и тогда она вступает в отношения с бесконечно неделимым, со Всевышним.

Ну что, тогда, наверное, на этом, а поскольку у Таруни больше нет вопросов.

Транскрипция: Ангелика

Корректор: Вишнуприя Д. Д.

+2